00:48 

Две девицы под окном раскопали космодром

Если что-то существует, про это уже есть порно.
Название: Две девицы под окном раскопали космодром
Сюжет: хорошая пьянка просто обязана закончиться чем-то совершенно особенным. Встретившиеся подруги просыпаются в телах мужиков, в одной кровати и с полным непониманием ситуации.
Таймлайн: после Сагранны, до отравления
Участники: marikiare в теле Ричарда, Безумная Тень в теле Алвы
Рейтинг: R, за мат и упоминания о.
Пейринг: marikiare/Хуан, Тень/Катари - треш, нон-кон, Тень/любовницы Алвы

ВНИМАНИЕ! ЭТОТ ТЕКСТ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ДЛЯ ВАС И ВАШЕГО МОЗГА УГРОЗУ!

@темы: ролевка

Комментарии
2010-11-30 в 22:33 

Безумная Тень
Люди зовут меня Нечистым. Я зову их людьми.
Кабинет, кабинет… и почему в голову лезут странные мысли к теме не относящиеся? Ириска мучает Хуана, а я блаженно туплю на огонь в камине, попутно вслушиваясь в диалог. Хорошо – тепло, тихо и на пары не надо. Зато масса других развлечений намечается, залитые местных аналогом глинта мысли скользили медленно, плавно и явно пьяно. Потому что других причин для перехода от размышлений о фехтовальной практике к королеве я не вижу. Они ведь любовники… Мысль вызывала нервную дрожь, отчетливую такую дрожь… Ну почему я не в своем теле? Это было бы гораздо проще и забавней…

2010-11-30 в 22:34 

marikiare
Если что-то существует, про это уже есть порно.
Хуан приносит еду, и я встаю с пола, потягиваясь. Устраиваюсь за столиком в другом конце комнаты, чтобы не мешать трансцедентальным размышлениям Тени и жестом предлагаю Хуану присоединиться. Он садится напротив и очень внимательно смотрит на меня.
Демонстрируя хорошие манеры ем и вежливо улыбаюсь уголками губ. Эх. Ладно. Отставив опустевшую тарелку и отложив приборы, откидываюсь назад, не притронувшись к алкоголю. Травяной чай или его аналог попрошу потом.
- Меня зовут Ира. Полный вариант – Ирина. Обращаться можно и так и так, - он кивает, показывая, что запомнил. – Мне не нравится идея откликаться на мужское имя, но придется. На данный момент мне 20 лет, так что я несколько адекватнее Ричарда. И я очень доверчивая. В том смысле, что верю людям. Не всем, конечно, и не всегда, но я предпочитаю открываться, а не прятаться. Было бы неплохо поверить вам. Все, что я знаю о вас и о ситуации в целом, говорит в пользу такого решения.
Я поджала одну ногу и поболтала второй.
- Тень уже говорила, что мы знаем, что здесь произойдет. Более того, мы знаем больше, чем кто бы то ни было. Мы знаем, что произойдет в Торке, в Хексберг, в Дриксен, в Фельпе, в Агарисе. А еще мы знаем это в таких деталях, которые никто и никогда не укажет в отчетах. – Я неприятно улыбнулась. – Мы знаем подоплеку многих событий и действий и такие куски прошлого, которые бы сильно помогли ныне живущим, если бы были известны. Можно сказать, что мы видим картину более полно, чем кто бы то ни было ее здесь сможет увидеть.
Хуан меня внимательно слушал. Очень внимательно. Он мне нравится.
- Да, мне 20. Да, я не умею фехтовать и стрелять. Да, я часто веду себя как капризная избалованная девчонка. Да, я потакаю своим желаниям часто и с удовольствием. Но я во много раз умнее, чем могу показаться. Мне просто плевать на то, кто и что скажет. А еще не было случая, чтобы я не получила то, что хотела. Я дьявольски удачлива и часто непредсказуема. В некотором роде я похожа на вашего соберано… Хотя, конечно, до Рокэ Алвы с его талантами и возможностями мне далеко. Но я не претендую.
Настроение удариться в кавай прошло, как его и не было. В таком настроении как сейчас я обычно ставила раком весь окружающий мир, не считаясь ни с чьим мнением. И никто еще не смог мне помешать. Впрочем, это было дома, где унылая серая масса ни на что не способна, а возможности и фантазия людей убога до неприличия.
- Вы ведь обратили внимание на перечисленные мною места, не так ли? Будет война, и не одна. И на всех Рокэ Алвы не хватит. За Тень не беспокойтесь – те войны, о которых она знает, она выиграет. Вот если произойдет что-то непредсказуемое, могут быть проблемы. Другое дело, что нам обеим настолько не нравится то, что должно произойти, что мы решили попробовать подправить эту историю.
- Вы уверены, что это необходимо?
- А вы уверены, что хотите увидеть вашего соберано в состоянии, когда он не сможет даже сесть без посторонней помощи? Вы уверены, что хотите увидеть вашего соберано в руках моральных уродов, и избавиться от их общества он просто не сможет, ибо долг его будет держать крепче любой охраны? Вы уверены, что хотите знать, что ваш соберано побывал на эшафоте, в темнице, в цепях? И поверьте, даром ему это не пройдет. Это не говоря уже о реках крови невиновных, мудаках у власти и количестве искалеченных судеб. Да, мы с Тенью не гарантируем, что сможем решить все проблемы. И некоторые наши усилия могут не увенчаться успехом. Вообще, спорить с миром, да еще в ваш Излом – штука довольно-таки рискованная. Впрочем, до Излома и мудаков еще годы. Что не отменяет данной перспективы как таковой. На это довольно сложно закрыть глаза…
Я прижала колени к груди, обхватила их руками и положила на них подбородок.
- Не буду говорить о Тени, она сама скажет за себя, что посчитает нужным. А вот я… Я многого не умею и не знаю, потому что я была рождена и воспитана в другом мире. Но так как я была рождена и воспитана в другом мире, я знаю и умею такое, что никому здесь и не снилось. Даже по сравнению со своим прошлым окружением у меня оригинальный способ мышления, поведения и весьма необычный характер. Я действительно хочу вмешаться в ход событий, во благо Талига и интересах Кэналлийского герцога. Именно Рокэ Алвы, а не Тени в его теле. И чтобы мое вмешательство было более эффективным, мне нужны вы. Основная моя проблема на данный момент в том, что я слабо представляю способ построения каких бы то ни было отношений в вашем мире и шаблоны поведения. Мне нужно, чтобы вы помогли мне построить модель поведения Ричарда Окделла, чтобы не найти лишних неприятностей. Мне нужно знать, что делать можно, что делать нельзя и что делать нельзя ни в коем случае.
- Я вас услышал.
- Тогда завтра я бы хотела выслушать ваши предложения, - я улыбнулась. – Все, запас серьезности на сегодня у меня иссяк. Подойдите к Тени, возможно, у нее есть какие-нибудь просьбы.

2010-11-30 в 23:51 

Безумная Тень
Люди зовут меня Нечистым. Я зову их людьми.
Ириска умолкла и я поняла, что покой мне только сниться – выражение глаз Хуана ясно показывало, что меня ждут если не проблемы, то приключения.
- Вы составили нам отчет и обдумали примерный план нашего обучения?
- Да.
- Замечательно. Кстати, забыла вас предупредить – я социопат, лентяй, бездарь и редкостная тупица. Не морщитесь, все не так фатально. – Сожаление об отсутствии табака взыграло с новой силой и я не удержалась от вопроса. – Скажите, пока мы не перешли к основным вопросам, в Талиге, Багряных или Золотых Землях есть табак?
Наградой мне стала вытянувшаяся физиономия. Если я права, то что такое табак он знает.
- Есть. – Аллилуйя!! Я спасена! – А чем вызван ваш внезапный интерес?
- Я курю, много и часто.
- Но соберано…
- Вот, когда он вернется – тогда и бросит, а я не хочу и не буду. А теперь вернемся к нашим баранам. Что вы определили как первостепенные задачи?

О, если бы я только знала, на какой ад обрекаю себя! Я бы никогда не стала даже заикаться об обучении!!
Началось все с того, что нам прочитали «краткую» лекцию о правилах этикета и характерах, тех кем мы по воле рока стали. Три часа, мать моя женщина, три часа. Но это были еще цветочки. Ягодки начались, когда Хуан, закончив вводную, заставил нас отрабатывать жесты, движения, мимику и все остальные индивидуальные особенности.
- Гм… эреа, не виляйте бедрами, вы все же мужчины!
- Тень, вы… Не топайте, соберано двигается бесшумно!
- Ирина, вы же юноша! Не ешьте глазами ни меня, ни Тень!
И так еще два часа. Надо ли говорить, что до постели я добиралась на автопилоте? От идеи утащить с собой Ириску пришлось отказаться, дабы не создавать лишнего напряжения в особняке, слуги и так косились на нас, как на выходцев. Но молчали, чует моя печень – только пока.

Утро добрым не бывает по определению, но когда оно начинается до рассвета… Только истинная сова может понять всю глубину моих мучений, особенно если участь, что легли мы далеко за полночь. Отвратительно бодрый и неумолимый Хуан в культурных выражениях напомнил мне, что пора не только встать и одеться, но выключить автопилот, который хоть и более похож – сказывается моторика тела – на соберано не способен избавить меня от обучения. Меня ждали завтрак, сонная Ириска и Моро, и если первым двум я была рада, то мысль о том, что мне придется сесть в седло угнетала. Последний раз я ездила на лошади… нет, я не буду додумывать эту мысль. Нет-нет-нет.
Итак, Моро.
Сказать, что он был красив - это не сказать ничего, сказать, что он был недоволен, значит безбожно солгать. Моро был в бешенстве, а у меня отлетели тормоза. Я очень люблю животных, причем, чем животное крупнее и опаснее, тем оно милее моему сердцу. Моро под это описание подходил идеально. Огромная, умная и опасная черная тварь. Не знаю, что приключилось с моим лицом, но Ириска-Ричард постаралась скрыться из поля моего зрения, а черная милашка нервно забилась вглубь денника.
- Иди сюда, моя прелесть. – Ласково проворковала я приближаясь к коню. – Ты мой хороший, ты мой красивый…
Не знаю, бывает ли у лошадей нервный тик и обморок, но Моро явно был близок к чему-то подобному, когда я, не прекращая заворожено ворковать, попыталась скормить ему яблок. Фрукт он съел. Точнее попытался съесть мою руку, но был коварно заткнут, и теперь давился соком и мякотью. Вот уж что-что, а грамотно заткнуть оппонента я умею, особенно, когда мне это нужно. За спиной прозвучал нервный смешок, кажется, после общение с нами Хуану придется лечить нервы.
- Милая лошадка, - Моро вытаращился на меня так, что я испугалась - не слишком ли глубоко запихнула яблоко. – Ты же меня покатаешь?
За спиной раздавались нервное хихиканье и кашель.

2010-12-01 в 00:32 

Если что-то существует, про это уже есть порно.
В чем я с Хуаном была солидарна, так это в том, что курить не надо. Решила, что я потом скажу Тени, что целовать курящего мужчину – все равно что облизывать пепельницу, Катарина мгновенно заметит подмену вкуса и вообще, когда от человека тянет табаком – это прекрасно чувствуется. А еще я точно не хотела видеть курящего Рокэ Алву. Впрочем, момент для капризов был явно неудачным, и я обратила свое внимание на Хуана. Он говорил. Много говорил.
На самом деле, это было интересно и я с удовольствием слушала и выполняла указания. Ну прямо как игра! А еще мне реально начинал нравиться Хуан. Железные нервы у него – видеть, как твой соберано ходит и двигается как развязная женщина *а поведение нормальной женщины в нашем мире тут явно было развязным* и не заработать себе разрыв сердца – это надо уметь. Впрочем, что он мне нравится, он заметил, несмотря на стрессовую ситуацию.
- Ирина, вы же юноша! Не ешьте глазами ни меня, ни Тень!
Я захохотала так, что заработала еще кучу замечаний. Что смеяться, откинув голову в голос – не по-мужски и вообще, он не хочет знать, как это выглядит в исполнении меня-женщины, потому что это неприлично. Я отметила и потребовала Тень подтвердить, что являюсь достаточно привлекательной женщиной, поэтому выглядит это хорошо. Через пару часов по Хуану было видно, что он хочет отвесить мне подзатыльник. К сожалению, это моя вина – сама себя так веду. Причем это неведомым образом получается – очень многие из моего окружения пытаются воспитывать меня именно таким способом. То есть это я своим поведением допускаю возможность подобного отношения. Эх.
Все хорошее рано или поздно заканчивается, и Тень непререкаемым тоном потребовала прекращения занятий на сегодня. Шепнула ей на ухо, что планирую сегодня еще научиться дрочить, и объектом будет то самое тело, в котором она находится, заработала неодобрительный взгляд Хуана. Не смогла удержаться и толкнула ему трогательную речь о том, как мне сложно в мужском теле, ибо я-то предпочитаю мужчин! И собираюсь предпочитать дальше. До конца не выдержав трагичный тон, я ему подмигнула и радостно попрыгала в свою комнату, послав Тени воздушный поцелуйчик и громко выразив свое неудовольствие, что ее присутствие в теле Алвы отбивает мой к нему интерес.

Выковыривал меня Хуан из постели минут пять, что можно было считать великолепным результатом. Жаль, он об этом не знал и неодобрительно косился, когда я с громкими стонами выползала из-под теплого одеяла и двигалась, косплея зомби.
- Я вам обещаю сеансы некромантии каждое утро.
- Дорита Ирина, я вас не понимаю.
- Когда я не высыпаюсь – я труп. Поднимая меня из кровати вы занимаетесь именно некромантией.
У него оказался приятный смех, настолько приятный, что я нараспашку открыла оба глаза и несмело улыбнулась сама. Кажется, отношения начинают налаживаться?
Это событие кардинально перевернуло мое настроение. Уже не такая сонная и вполне довольная, я пошла на завтрак.
Теня и Моро – это цирк. С конями. Причем конем, кажется, была именно Теня, Моро вел себя на удивление разумно. Вдоволь похихикав над драгоценной, потянула Хуана за руку к деннику Соны. Заметив офигевший взгляд, чуть смутилась и пояснила:
- Я кинестетик. То есть – мне надо дотрагиваться до людей и предметов. Это значит, что если я что-то хочу рассмотреть, то беру это в руки, а если хочу обратить на себя чье-то внимание, то использую для этого опять-таки прикосновения. Хммм, - я задумалась и вскинула на него глаза, - можно?
- Можно, - кажется, он меня правильно понял. Повеселев, я пошла дальше.
- Научите меня ее запрягать? Я умею ездить на лошади, а вот заботиться о ней – нет.

2010-12-01 в 00:49 

Безумная Тень
Люди зовут меня Нечистым. Я зову их людьми.
- Аняня? – спросила я, состроив максимально жалобную рожу. Хуана уже привычно перекосило, богатство его мимики радовало меня безмерно и потому желания перестать его мучить не возникало. Совсем. – В смысле, может не надо? Может ну его это фехтование? Нет? Ну, нет, значит, нет. Только не надо за сердце хвататься!! Не надо!!!
После верховой езды и стрельбы – последняя прошла почти бескровно, если не считать порванного высказыванием о многозарядности пистолетов шаблона Хуана – шло фехтование. Мне еще повезло, что тело знало движения, потому как моя бренная тушка, оставшаяся в родной квартире, была для боя не предназначена от слова «совсем». Глядя, как я панически отскакиваю при нападении, зажмуриваюсь и держу шпагу, несчастный управляющий хватался за сердце. Хотя первый шок, вызванный восторгом при виде «настоящего, боевого оружия» должен был подготовить его к последовавшим ужасам. Думаю, стоит сказать, что оружие это мой фетиш. Я его очень люблю, хоть и не владею. Стрельба не в счет, севшее зрение не способствует частой стрелковой практике. Но вернемся в тот прекрасный и солнечный день.
Естественно учебных шпаг Хуан не нашел, естественно первые делом я порезалась, естественно… много чего, медленно клонящийся к вечеру день был эпичен и фееричен. Наш наставник жег и пепелил, одна его фраза о том, как держать клинок чего стоит!
- Сколько раз мне еще повторять, что шпагу так не держат. Не вцепляйтесь в нее, как утопающий в соломинку. Она должна свободно дышать в ладони. Мягко. Нежно. Как будто вы держите…
Не знаю, что подумал о нас и нашей нравственности Хуан, но и меня, и Ириску буквально сложило от хохота, когда до нас дошел смысл сравнения. И продолжить обучение мы смогли лишь отсмеявшись, хотя шуточки на тему различных шпаг продолжались еще довольно долго. Но смех смехом, а сравнение оказалось действительно полезным и, простите за тавтологию, действенным. К моменту, когда двор, где мы занимались, укрыли сизые сумерки, я уже не бегала и не зажмуривалась, парируя удар, Ириска так вообще демонстрировала чудеса понимания и обучаемости, переходя от обороны к пока еще неуверенным атакам. Эх, вот кому надо было становиться Вороном.
Усталое тело требовало отдыха и пищи, мозг… мозг просто отказывался подавать признаки жизни.

2010-12-01 в 01:01 

Если что-то существует, про это уже есть порно.
Через полчаса я умела запрягать лошадь и получила одобрение нашего наставника, довольного моими умениями. Он даже сказал, что в седле я держусь лучше недоброй памяти Окделла. Хотя, теперь у меня наличествовали части тела, которые при скачке следовало беречь. Черт!
Во время обучения фехтованию Тень издевалась над Хуаном, доводя его своими привычками. Когда она отвернулась, я успела его предупредить, что это – работа на публику, и ему, вроде, полегчало. Мне все явно удавалось легче, чем ей – сказались годы тренировок айкидо, хотя во владении шпагой и катаной есть громадная разница. Повезло мне в том, что на айкидо меня учили контролировать свои движения и перенаправлять энергию удара противника, а не блокировать ее. И я вообще быстро учусь. Особенно тому, что мне нравится.. Ох чувствую будем мы с ней вдвоем… одна не вылезать из библиотеки, другая – с фехтовальной площадки, то есть со двора.
Тело мое, естественно, болело, но передать мою радость по этому поводу я затрудняюсь. Я была абсолютно счастлива – я обожаю физические нагрузки, тем более такие. Свой восторг, по обыкновению, я перенесла с причины восторга на все сопутствующее, в данном случае – на Хуана. Тот, впрочем, начинал приобретать иммунитет к моему поведению и не относился к этому серьезно. Гениальный мужчина, мало кто сразу бы разобрался, как со мной себя вести.
Над сравнением шпаги с половым органом мы с Тенечкой вдоволь поржали. А я еще потом с удовольствием объясняла кэналлийцу смысл шутки «гусары молчать!!!» и долго травила все анекдоты, которые вспомнила на эту тему. Так как делала я это в процессе тренировки, синяками я обзаводилась с ужасающей скоростью. Что, впрочем, не уменьшало моего энтузиазма.
За день я вымоталась так, что страшно сказать. А еще у меня от улыбки мышцы на физиономии болели… впрочем, настолько счастливой я не была давно.

2010-12-01 в 03:07 

Безумная Тень
Люди зовут меня Нечистым. Я зову их людьми.
Всегда знала, что от стресса у меня портиться характер, причем сильно и резко, но чтоб настолько и не подозревала. Хотя, это скорее всего из-за того, что в подобную хрень я не влипала еще ни разу.
Неделя подходила к концу, и начали появляться первые признаки беспокойства со стороны властьимущих. Первой ласточкой стал Лионель посетивший особняк по какой-то мутной и надуманной причине два дня назад. Увы-увы, но его пришлось оперативно завернуть сообщением, что меня, то есть Алвы, дома нет, и когда он вернется, никто не знает. Ириска рвалась общаться, но тут уже мы с Хуаном были солидарны (да-да, эти изверги ограничили количество табака) – подвергать Савиньяка атаке влюбчивого создания было, во-первых, слишком опасно, а, во-вторых, попросту жестоко. Так или иначе, визит Ли стал причиной форсированной подготовки к выходу в свет. Я жаловалась на то, что творилось в первые дни? Я была глупа и наивна! Не то, чтобы ситуация сильно изменилась сейчас, но нагрузка возросла капитально. Поняв, что сделать из меня бойца в короткие сроки не удастся наш золотой мужчина (да-да, я про Хуана) принялся вбивать в меня науку быть Алвой.
Мама моя мама! Как же мне хотелось выть! Если с историей и экономикой разобрались быстро, то с политикой и родословными я мучилась почти три вечера. Думаете, приложения к «Лику» - это много и путано? Да ни фига! Там только основная часть, а есть еще младшие ветви, бастарды, любовники, покровители и прочая дрянь всех мастей, видов, цветов и окрасок. Как это уместилось и уложилось в моих куцых извилинах, я не знаю и, сказать честно, знать не хочу, забавно другое. Разбираясь в хитросплетениях подковерных интриг талигского двора (остальные пока осмотрели по верхам) я пришла в нежно не любимое состояние «веселый и злой». Не любимо оно от того, что еще ни разу ни чем хорошим для меня лично оно не закончилось. Да, я делаю все, что нужно и максимально эффективно. Да, я способна решить почти любую проблему. Да, у меня дико повышается обучаемость и работоспособность. Но. Одно глобальное «но», которое сводит на нет, если не все, то много: после этого состояния неизбежно следует откат. Сильный, жестокий и беспощадный. Его можно отсрочить, но не отменить. Обычно, это приступы социопатии, реже – депрессии, и всегда – это сомнения разъедающие мозг. А сомневаться мне сейчас нельзя, совсем нельзя.
Утром седьмого дня Хуан с похоронным видом вручил мне записку от кардинала. Это не было неожиданностью – с самого начала было ясно, как день, что разговор неизбежен, - но я все же отчаянно надеялась, что у меня будет чуть больше времени. Впрочем, Сильвестр и так проявил огромное терпение, а значит не стоит злить его лишний раз и явится пред ясные очи сразу. К тому же, Алве пора было отправляться в Кэналлоа, что автоматически означало необходимость согласования действий с его святейшеством. Желание дурачиться пропало окончательно, осталось только нервное возбуждение, заставлявшее сильнее сжимать несчастный листок.
- Юноша, нас ждут великие дела! – чем хуже и гадостней ситуация, тем больше я пытаюсь язвить, шутить и стебаться, поэтому издевательство над известной цитатой было, скорее традицией. – Точнее, нас ждет дворец и его святейшество. И это только для начала.
Ириску перспектива общения с Дораком явно вдохновила, так же как и посещение дворца, а вот Хуан… если я правильно истолковала выражение его глаз, то он был готов костьми лечь, но не пустить нас, а точнее меня, за пределы особняка. Н-да, я, конечно, знала, что измотала ему все нервы, но чтоб настолько.
- Ричард, у вас полчаса на сборы и приведение себя в пристойный вид. – Надеюсь, что Ириска поняла, что я хотела ей сказать, - а с вами Хуан мне надо серьезно поговорить. Не вздрагивайте, я всего лишь хочу прояснить несколько моментов и извиниться.
- Каких моментов и за что извиниться? – наш прекрасный, стойкий наставник насторожился, ожидая от меня очередной пакости.
- Относительно моего поведения. – Я передернула плечами, знаю, что временами перегибаю палку, но и сдержаться не могу. – Для меня не секрет, что Ирина предупредила вас о том, что большая часть моих закидонов это эпатаж, игра на публику, если говорить привычным вам языком. Я прекрасно знаю за собой эту особенность, но не всегда могу и хочу ее сдерживать, обычно она не доставляет особых проблем ни мне, ни окружающим. К сожалению, в этот раз вышло несколько иначе и, мне кажется, что я задолжала вас, если не объяснения, то хотя бы извинения.
- Возможно. – Мужчина медленно допивает шадди, за эту неделю он уже привык сидеть с нами за одним столом. – Признаюсь честно, временами мне хотелось вас убить.
- Не сомневаюсь! – зафыркала я сдерживая смех, - уж если мои родители и друзья не способны выдерживать подобное долго, то что уж говорить о вас. Итак, что вы предпочтете? Извинения или объяснения?
- Или-или?
- Именно, или-или. – Вспомнив, чему меня учили, скривила губы в характерной усмешке. – У нас не так много времени и мне надо входить в роль. Так что выбирайте и не пугайтесь внезапных аллюзий на соберано.
- Объяснения.
- И почему я не удивлен? – смешок вырвался сам собой и был вполне каноничен. – Если не углубляться в специфические термины, то это защитная реакция психики на непривычную, шокирующую ситуацию. Чем сильнее шок, тем труднее мне сдерживаться.
- Вы можете поручиться за то, что справитесь с собой во дворце? – Хуан ощутимо напрягся, представив, что будет, если я не сдержусь.
- Поручиться – нет, но вот приложить все усилия, чтобы мое поведение не вышло за рамки обычного поведения Рокэ Алвы гарантирую.
- Боюсь, что мне этого будет мало.
- Увы, большего я обещать не могу, так как не желаю врать. Клясться я так же не буду, в Кэртиане это имеет слишком специфичные последствия, с меня хватит и тех клятв, что я уже получила в нагрузку к телу.
- И все же.
- Ммм… давайте сойдемся на том, что вы дадите мне максимально четкие инструкции и, вопреки всему, что видели за эту неделю, просто поверите. – Гипнотизировать взглядом черные глаза – это отдельное удовольствие, особенно, если цвет настолько темен, что зрачок и радужка почти неотличимы. Я не знаю, что он видит в моем взгляде, но напряжение медленно уходит из его тела, стекает как вода.
- Хорошо, - Хуан медленно кивает, - но если что-то пойдет не так, я убью вас.
- Не беспокойтесь, - снова усмехаюсь, - в случае провала, я не доживу до встречи с вами.

Оллария-Оллария, сколько я о тебе читала, и все равно представить не смогла. Подковы мерно цокают по мостовым, приближая дворец и встречу с Сильвестром, а в последний раз обдумываю, что, как и почему нужно сделать. Довольно непривычное ощущение начинать что-либо с четки планом действий, или вообще с каким-либо планом. До недавнего времени, ввязываясь в авантюры, я руководствовалась только интуицией и великим русским «авось», и они не подводили. Только вот сейчас на кону не мое благополучие, настроение или здоровье, а несоизмеримо больше, и я сейчас не о сотнях и тысячах абстрактных для меня жизней. Меня волнует судьба одного человека – Ириски, едущей, как и полагается по этикету, на полкорпуса позади меня. Если я ошибусь, то это ударить по ней, не убьет, нет. Она не тот человек, но вот проблем однозначно добавит и, значит, игра идет без права на ошибку.
Что я знаю о Сильвестре? Он умен, он нездоров, он политик. Это и много, и мало одновременно. Еще он – это Талиг, пусть только сейчас, но это факт, и если я не хочу зла этому миру и этой стране, то нужно найти с ним общий язык как можно быстрее. В том, что мы его найдем я не уже не сомневаюсь. Мысли текут плавно, по уже накатанной колее, все это продумано и оговорено уже не раз, так же как и то, что мы будем делать во дворце, величественно возвышающемся перед нами. Мозг отщелкивает варианты, а тело на автопилоте движется к своей цели, кажется, я с кем-то здороваюсь, на кого-то огрызаюсь, кому-то хамлю – главное не задумываться и тогда все пойдет гладко, тушка и подсознание лучше меня знают, что делать. Мне же остается только запоминать и снова перебирать четки-мысли.
Приемная кардинала, киваю Ириске и иду вперед, меня – нас – ждут. Сильвестр выглядит моложе, чем я ожидала, но гораздо более усталым, хотя чего еще ожидать от человека, столь мало времени уделяющего отдыху.
- Доброе утро, Ваше Преосвященство. – Не дожидаясь приглашения, разваливаюсь в кресле. – Угостите шадди?
- И тебе, Рокэ. – Дорак смотри внимательно, но не пристально и прямо, а словно бы краем глаза. – Ты желаешь той отравы, что варит Агний?
- За неимение лучшего сойдет и она. – Терпеливо дожидаюсь, пока секретарь приготовит и принесет шадди, а так же скажет кардиналу, что в приемной пасется Окделл. Наблюдать забавно, хотя и не понятно, какой из жестов стал знаком – Агний и Сильвестр не обменялись ни словом, кроме дежурных фраз.
- Итак, зачем вы желали меня видеть? – шадди и правда отвратителен, но предлагать свою помощь не возникает ни малейшего желания.
- Я хочу знать, в чем причина твоего затворничества, - Дорак делает глоток и даже не морщится. – Последняя война закончилась не так давно, чтобы ты успел заскучать.
- Вы правы. – Чуть усмехаюсь, прикрывая глаза, все идет без отклонений. Пока. Звать Ириску или все же отклониться от плана? Молчание затягивается и Сильвестр начинает присматриваться ко мне внимательнее, еще немного и он заподозрит обман, пока же ему мешает установка, что внешность нельзя подделать столь точно. Делаю еще один глоток бурой гадости и решаюсь: - Причина за дверью. Позволите пригласить?

2010-12-01 в 22:40 

Если что-то существует, про это уже есть порно.
Мне казалось, что я попала в рай. В раю было много фруктов, южные мужчины и ежедневные тренировки со шпагой. Я была права – с фехтовальной площадки я не вылезала. Хуан, видя такой искренний и яркий интерес, очень быстро сдался и все то время, пока Тенечка сидела над бумагами, он проводил со мной. Очень быстро выяснилось, что возможности у меня не моего тела, а тела Окделла, что существенно упрощало ситуацию. Нет, его умения мне не передались, но и моей врожденной криворукости тоже не было. Я фехтовала. Я стреляла. Я метала кинжалы. И у меня получалось!!! Сказать, что это делало меня счастливой значило промолчать. Разумеется, до более-менее приличного уровня мне было еще очень и очень далеко, но факт оставался фактом – я это могла. Наставника поражало количество моей неуемной энергии, пришлось объяснять, что это – чистый энтузиазм. Вот если бы он меня какую-нибудь нудятину учить заставил, тогда было бы другое дело и совершенно другие результаты. Тот факт что я об истории, генеалогии и прочих вещах знала гораздо меньше, легко компенсировался моим умением делать спесивую рожу и игнорировать собеседника. В общем, Дика я сыграть могла на счет раз. Хуан махнул рукой на пробелы в моих знаниях и уступил моим просьбам.
Конечно, у меня болели мышцы. Конечно, кэналлиец старался соизмерять нагрузки. Слава Создателю, у меня было относительно приспособленное к этому тело Окделла и мой собственный мозг и характер – чтобы развести наставника на вечерний массаж, мне потребовалось минут десять. После того, как Хуан убедился, что мой интерес к нему чисто эстетический, он уже свободно раздавал мне подзатыльники и без долгих просьб делал массаж. Я балдела и вилась вокруг него змеей.
Тень работала на пределе. Я ходила вокруг нее на цыпочках и даже достебалась до Кончиты, чтобы та научила меня готовить шадди для моей драгоценной. О Тени хотелось заботиться именно так – с позиции младшего, лаской и вниманием.
У Лионелю меня коллективно не пустили. На самом деле уже все просекли, что в моем восхищении мужчинами больше шутки, чем реальных эмоций, но тем не менее. Печаль!
Я училась откликаться на «юношу» и не корчить рожи всякий раз, когда мне что-то не нравилось. Избавлялась от женских жестов и привычек – это просто раздирало мне сердце. Ну как я, я! Такая милая и нежная становлюсь мужиком?! Впрочем, это была осознанная необходимость, так что я страдала, но не спорила.
Записка-приглашение от кардинала привела меня в восторг. Свобода!!! Хотя, судя по лицам Хуана и драгоценной, никакой свободы я не получу. Эх. Совсем они оборзели что ли?
Изобразив хорошего мальчика, я виновато поковыряла носком сапога ковер, но в благопристойность моих намерений, как всегда, никто не поверил.

Что хорошо, так это то, что в роли Окделла я могла в свое удовольствие глазеть по сторонам. Меня искренне забавляло менять выражения на лице, будто бы пытаясь сохранить невозмутимость. Это было куда веселее, чем можно себе представить. Делать вид что ты делаешь вид, что тебе не интересно. Ирония происходящего придавала ситуации определенную пикантность, поднимая и без того заоблачное настроение.
Теня была великолепна. С видом истинного Ворона она нахамила присутствующим одним только своим появлением. Это определенно талант!
В приемной кардинала мне пришлось задержаться, ибо внутрь меня не позвали. Целиком и полностью доверяя Тенечки в любых вопросах, я скромно устроилась на диване и приготовилась долго ждать, думая о прекрасном. Мои философские размышления были прерваны тем, что меня пригласили-таки в кабинет Его Высокопреосвященства.

2010-12-13 в 06:44 

Безумная Тень
Люди зовут меня Нечистым. Я зову их людьми.
Дверь открывалась медленно, как в триллере, ну, по крайней мере, мне так показалось. Да и зловещий скрип, скорее всего, был лишь плодом разыгравшейся фантазии. Сильвестр, судя по всему, не заметил ничего необычного или был слишком увлечен размышлениями о том, что ему кажется странным и подозрительным в моем – то есть Алвы – поведении. Впрочем, чтобы не занимало его мысли это длилось не долго – ровно до того момента, когда он поднял глаза от бумаг. Честно сказать, я не знаю, как я не заработала себе косоглазия, потому что пропустить хотя бы одну из смен выражений было равнозначно мировой трагедии. Но рассказываю по порядку.
В открывшихся дверях, томно припав к косяку, стояла Ирочка, в этот момент я ясно увидела именно ее, а не Окделла, думаю, что не только я, потому что лицо Дорака стало очень задумчивым. Ирочкно же личико выражало лишь одну мысль, но громко: как бы половчее отдаться на этом прекрасном столе этому восхитительному мужчине?! Мне казалось, что вопль ее души слышал не только весь дворец, но и минимум половина города. Радовало только то, что при всем своем артистизме Ириска прекрасно контролировала то, что срывается с ее языка. Впрочем, об этом я в тот прекрасный миг не задумывалась, все мое внимание было полностью захвачено разыгрывающимся перед моими глазами представлением. Не знаю, что именно увидел кардинал и какие выводы сделал для себя, но думаю, что с ним приключился классический разрыв шаблона. Он никогда не встречался с Ириской и даже не знал о ее существовании, поэтому не мог подготовиться к открывшемуся его взору. На него влюблено-восхищенным взглядом взирал сын изменника и бунтовщика Ричард Окделл, для которого Дорак по донесениям шпионов был воплощением мирового зла. Не знаю, было ли бы ему легче, если бы он знал правду, но думаю что нет, Сильвестру хватило и того, что он видел, и я порадовалась тому, что запаслась настойкой кошачьего корня. Она явно была необходима всем присутствующим: мне чтобы не начать истерически ржать, Ириске чтобы прийти в себя, а кардиналу чтобы не словить сердечный приступ.
- Ваше Преосвященство? – накапав лошадиную дозу настойки себе и кардиналу – вкус шадди, что характерно изменился мало – с замиранием сердца спросила я. Голос дрогнул, срываясь, но моей ошибки не заметили ни кардинал, ни Ириска. Дорак хватался за сердце, а Кэцхен… Кэцхен наслаждалась моментом и зрителями. На ее светлом лике сменяли друг друга: восхищение, неземной восторг, осознание, что прекрасный мужчина, сидящий перед ней реален. В тот момент, когда на лице Ириски появились решимость и готовность к действию, я решила, что пора вмешаться, особенно если я не хочу наблюдать сцену изнасилования кардинала на его же рабочем столе.
- Юноша, вернитесь с небес на землю, - усмешку пришлось прятать в чашку. – Или вы желаете увидеть, как у его преосвященства случится родимчик?
Ирочка тяжело вздохнула и прекратила ломать комедии.
- Ну вот, так всегда. – Обиженно протянула она, добивая с особыми цинизмом и жестокостью последнюю надежу Дорака на то, что это всего лишь дурцкая шутка.

2010-12-13 в 06:45 

Если что-то существует, про это уже есть порно.
*При чтении прошу учитывать тот факт. Что описанное в начале свершилось – я таки приехала к Тени, мы выпили глинтвейн в количестве достаточном для ловли глюков в немеряных количествах, заснули в обнимку… но проснулись все-таки в своих телах. Ничего страшного – мы купили еще вина, виски и собираемся повторить. Возможно, в этот раз получится удаче и я-таки увижу соберано.*


Как большая любительница ловить лулзы на живца и устраивать масштабные представления для имеющихся зрителей, я не могла упустить такой шанс. Подавив желание эротично откинуть свои короткие волосы *непременно сменю Окделлу имидж*, я изобразила на лице выражение «ооо, как я ждала тебя, моя лучшая эротическая фантазия» и появилась в дверном проеме. Смотреть на кардинала так было совсем не сложно, я вообще ценительница прекрасных мужчин, в основном в платоническом смысле, но Его Высокопреосвященство об этом не знал… Облокотившись плечом на косяк, дабы в лучшем ракурсе представить имеющееся у меня на данный момент тело, я медленно улыбнулась. Чуть облизав губы, медленно и чувственно изогнула их, добавляя хищного блеска во взгляд. Скользнула глазами по контурам его лица, плечам, телу, скрытому сутаной, и вернулась к лицу. С наслаждением разглядывая этого шикарнейшего мужчину, позволяла всем эмоциям отразиться в выражении моей физиономии. Подозреваю, так давно не смотрели на Сильвестра, если вообще смотрели – я не умею стесняться и обладаю специфическим чувством юмора.
Реакция кардинала меня искренне порадовала, и я уже хотела перейти к следующему акту марлезонского балета, однако Теня разрушила момент, протянув объекту моих устремлений какое-то пойло, подозреваю, налив туда что-то, что должно сгладить эффект моего появления. Ну, женщина, я тебе это еще припомню!
- Юноша, вернитесь с небес на землю, или вы желаете увидеть, как у его преосвященства случиться родимчик?
Независимо фыркнув и тяжко вздохнув, я проследовала к свободному креслу.
- Ну вот, так всегда, - пожаловалась я Небесам и местному Создателю. Проследовала к свободному креслу и с комфортом в нем устроилась. Еще раз посмотрела на Сильвестра, на этот раз несколько серьезнее, мягко улыбнулась и представилась:
- Меня зовут Ирина, Ваше Высокопреосвященство…

2010-12-13 в 06:46 

Безумная Тень
Люди зовут меня Нечистым. Я зову их людьми.
Пронаблюдав, как Ириска дефилирует к креслу и устраивается в оном, я снова посмотрела на кардинала. Признаться, я восхищена самообладанием этого человека, ему потребовалась всего пара минут, чтобы прийти в себя от шока и снова стать знакомым по книгам хитрым, циничным и дьявольски умным политиком.
- Так причина в этом, Рокэ? – Сильвестр внимательно рассматривал мое лицо, отслеживая малейшие реакции, и я не удержалась от маленького хулиганства.
- Не только, Ваше Преосвященство. – Ухмылка Ворона с каждым разом давалась все легче, я определенно входила во вкус.
- Есть что-то еще? – Дорак чуть приподнял брови, обозначая интерес, и отпил шадди.
- Один не большой нюанс. – Я снова ухмыльнулась и тоже приложилась к чашке. – Я не Алва, представляться не буду, мое имя скажет вам еще меньше.
Выражение лица кардинала я, наверное, буду вспоминать до конца своих дней - оно пролило целительный бальзам на мое несчастное, почти запинанное тщеславие. Шок там был, но не доминировал, вскоре окончательно сдав свои позиции обреченности, и мне как никогда ранее ясно вспомнились слова подруги: Теня – это пиздец… Вообще-то изначально смысл был немного другой, но Тень – это действительно пиздец, к тому же на ножках и потому выражение быстро стало крылатым. Мне его припоминали все и всегда. Но Сильвестр об этом не знал. Пока не знал. На этой мысли я совсем несолидно захихикала, а Дорак залпом допил шадди:
- Не могли бы все же представиться и дать мне тот бутылек, который прячете в рукаве? – отпираться было глупо и потому настойка перекочевала к кардиналу, пить ее он однако не спешил.
- Представиться? – задавив нервный смешок, который рвался с губ, каждый раз, когда я вспоминала о короле Двора Висельников, ответила: - Привычнее всего мне отзываться на прозвище – Тень. Нет-нет-нет! Ваше Преосвященство!
Мои мольбы, увы, остались без ответа. Не слушая оных Дорак сполз в глубокий обморок, кажется, мое прозвище стало той соломинкой, которая переломила спину верблюду.
- И что теперь делать? – сделав кавайные глазки, вопросила у Ириски, потому что сил решать создавшуюся проблему здесь и сейчас у меня просто не было. Я была готова, если не ко всему, то ко многому, начиная от попытки нас отравить или выдворения в Багерлее до предложения спрятаться в Кэналлоа и не лезть в политику. Но обморок… этого не выдержал уже мой шаблон.

2010-12-13 в 06:52 

Если что-то существует, про это уже есть порно.
- Снимать и бегать, - вынесла рацпредложение я. – Пока он не видит, даже можно подрочить! – Теня мою шутку не оценила. Кажется, у нее кончился заряд. Все приходится делать самой…
Перенеся кардинальское тело на диванчик-кушетку-хрен-знает-как-это-тут-называется-меня-это-слабо-волнует, я укоризненно посмотрела на Драгоценную. Кажется, великая и всемогущая Тень решила временно побыть милым и нежным Огоньком. Что ж, я недолго могу поиграть в самого вменяемого человека в этой комнате. Только ради нее и действительно недолго. Устроив Сильвестра, легкими шлепками по лицу привела его в чувство.
- Простите, мы, кажется, немного перестарались, - виновато улыбнулась я, наблюдая, как он садится, пытается взять себя в руки и взглянуть на ситуацию трезво и беспристрастно. Решив, что самое время проявить свойственное мне дружелюбие и няшность, села на ковер, поджав ноги, демонстрируя совершенно невозможное для Окделла поведение. Это должно помочь ему поверить моим словам.
- Меня зовут Ирина, она, - махнула рукой в сторону Драгоценной, - свое имя не любит, поэтому откликается на Тень. К вашему миру до недавнего времени мы непосредственного отношения не имели, счастливо живя в своем. Для нас было большой неожиданностью однажды проснуться здесь, в мужских телах, в незнакомых постелях… К счастью, мы были в состоянии опознать место, в которое попали, а так же имеем представление о предыдущих хозяевах наших новых тел. Еще мы знаем достаточно много об истории и будущем вашего мира, - кардинал меня внимательно слушал, а я легкомысленно улыбалась и смотрела ему в глаза. Снизу вверх, восхищенно, доверчиво, так, как смотрят на тех кто старше, лучше, умнее… На него можно было так смотреть, чем я и пользовалась. Изобразила смущенно-виноватое выражение и добавила, - однако мы не Алва и не Окделл, в том смысле, что достаточно достоверно играть их роли мы не в состоянии по вполне понятным причинам. Мне легче, изображать дурака всегда проще, чем гения. Поэтому мы по здравому размышлению решили открыть истинное положение тем, кого сочли достойными наших знаний. Повторяю, мы знаем будущее. И хотим его немного подправить, ибо нам не нравится перспектива вашей смерти, гражданской войны и прочих совершенно некуртуазных вещей, которые подпортят имидж и внешний вид этой страны. Вы согласны нас выслушать?
- Конечно, - Сильвестр уже взял себя в руки и с иронией добавил, - эреа.
Я расхохоталась, откинув голову.
- Вы нравитесь мне! Но, к сожалению, сейчас придется говорить о делах.

2010-12-13 в 07:02 

Безумная Тень
Люди зовут меня Нечистым. Я зову их людьми.
- Кстати, о делах. – Предаваться пафосным страданиями становилось до ужаса неуместно, и это было кошмарно. Пришлось взять себя в руки и включаться в разговор. – Какой вариант вас устраивает больше: выслушать нас и задать вопросы по итогам или у вас есть особо важные вопросы, которые не могут ждать?
Очень хотелось присоединиться на полу к Ириске, но это было бы слишком странно для герцога Алвы, и потому приходилось сдерживаться. Мне категорически не нравилась мысль о том, что, не смотря на прямой запрет кардинала, кто-то мог войти в кабинет и застать не слишком приятное для меня выяснение приоритетов.
- Пожалуй, у меня есть только один вопрос, который не терпит отлагательства, - Сильвестр с интересом разглядывал то Ириску, то меня, видимо выясняя для себя степень нашего отличия от исконных владельцев тел. Я еще раз с легкой завистью посмотрела на Кэцхен и переключилась на Дорака.
- Я вся внимание. – Кажется, кавайные глазки были лишними. Интересно почему? В исполнении Алвы они смотрятся не менее действенно, чем в моем собственном. Странно.
- Сколько у нас есть времени до того, как начнется то, - в глазах Сильвестра читалось столь явное неодобрение, что от идеи продолжить строить ему глазки пришлось отказаться. Во-избежании. - Что ваша спутница назвала «некуртуазными вещами»?
- Если я не ошибаюсь в интерпретации канона, то начало уже положено, - я поглубже сползла в кресло, напоминая себе нахохленного мокрого и недовольного воробья. - Но до того как события войдут в фатальную стадию есть еще примерно полгода, может быть чуть больше.
- В таком случае, было бы лучше, если бы вы рассказали то, что вы знаете.
Признаться, я не знаю, что меня насторожило, но в тот момент я поняла, что значит – встала дыбом шерсть на загривке. Так уж повелось, что живу я в основном на инстинктах, чтобы не думали окружающие, и это не раз помогало мне «пролететь» мимо фатальных неприятностей вот и сейчас у меня было то самое ощущение, при котором я обычно подрывалась и уносилась впереди собственного визга. Увы, бежать было мало того, что некуда так еще и довольно опасно, а потому нужно было разыграть имеющиеся на руках карты с максимальной выгодой. Пусть лучше Сильвестр считает, что нам просто везет, пусть недооценивает, чует моя печень, это однажды может оказаться очень и очень полезным.
- Для начала я хотела бы обозначить пару нюансов, которые для вас не имеют значения, но важны для нас и/или меня лично. Во-первых, Ириска должна выжить в любом случае, не зависимо от того, что тут будет происходить. Поверье, если мне понадобиться я вас достану с того света. Во-вторых, должны выжить вы, как гарант благополучия Кэцхен. Все остальное вариативно. Ириска, не смотри на меня так, я выплыву и сумею о себе позаботиться, хотя, конечно, не откажусь от помощи Его Преосвященства в этом вопросе. – Возмущение на лице Кэцхен было бы забавно, если бы не тема разговора. Знаете, довольно забавно рассуждать о собственной возможной гибели не как об абстрактном явлении, а как одной - весьма вероятной – возможности. - Теперь о реалиях вашего мира, думаю, что сейчас вас не особенно интересует, что именно мы знаем из истории Кэртианы, и сообщения о том, что более-менее подробно мы знаем отрезок, начавшийся с поступления в Лаик Ричарда Окделла, будет достаточно. Нет, кардинал, не смотрите на нас с такой надеждой, мы не знаем, почему Алва принял его в оруженосцы, об этом книги умалчивают. И нам тоже очень бы хотелось его спросить об этом, если появиться возможность. Но вернемся к нашим баранам.
Я все-таки плюнула на правила приличий, нервную систему кардинала и сползла на пол в наглую, положив голову на колени Ириски.
- Нет, я не Бакре Первом, это просто фразеологизм нашего мира. Так вот, главная засада будет в ночь после дня Святой Октавии. Начнется все с того, что Оноре привезет отравленную воду, нет, это не будет его инициативой, просто найдутся те, кто считает, что место святых в Рассветных Садах. Далее - на диспут явиться Авнир, потому что вы сляжете с инфарктом, к чему это приведет, думаю, вы можете представить сами, скажу лишь, что по результатам в городе начнутся беспорядки. Из меня никакой интриган и политик, но я уверена, что за этой интригой стоит Штанцлер. Не знаю, знал ли он о том, что вода была отравлена, но подозреваю, что да. Как вы знаете, Алва должен отбыть в Кэнналоа в течении двух недель и вернуться лишь по осени, в результате же неизвестных нам событий он вернется гораздо раньше. Погромы он прекратит, но не сразу, потому что будет ждать сведений от вас, не зная, что вы действительно больны. – Подавив желание потереться щекой об Ирискину коленку, я села, привалившись к столу спиной. – После этого события начнут развиваться с пугающей быстротой. По наущению Штанцлера Окделл предпримет попытку отравления своего эра, естественно безуспешную, о том. Что травить герцогов Алва бесполезно вы знаете лучше меня. На следующее утро город всколыхнет известие о назначенной Алвой четверной дуэли, за которой последует эпический завтрак у кансилльера. А потом Ворон отправиться в Фельп, - пересказывать книги кардиналу оказалось и легко и сложно одновременно. Он слушал внимательно, явно намечая список вопросов, на которые хочет получить ответы и это меня почти пугало, потому что канон я не знала от слова совсем. Все те детали и нюансы, которые могли сыграть решающую роль прошли мимо меня: интриги, политика и подковерные игры – все это было мне не интересно, а привычная невнимательность довершали картину. Оставалось только уповать на великое русское «авось» и стресс, способствующий восстановлению в памяти даже того, что я не знала.
Стоит ли говорить, что из кабинета я буквально выползала по стеночке с одной только мыслью – больше никогда-никогда-никогда не видеть Сильвестра? Но умирать было рано, и пришлось отложить мечты о невозможном до того момента, когда у меня появиться время на них. Не знаю, о чем думала Ириска и, пожалуй, знать не хочу, потому что Дорак, в ответ на сообщение о том, что больше шадди он не увидит, даже если мне придется для этого перекрыть его поставки в Талиг, озадачил нас поиском Лионеля. Это явно была месть и она явно удалась…

2010-12-13 в 07:36 

marikiare
Если что-то существует, про это уже есть порно.
Наловчившись за время, проведенное вместе, понимать эмоции Тени в теле Алвы, я осознала, что она чем-то напугана. Выдвинутое ей условие полностью убедило меня в этом, ну и открыло причину. Кардинал – игрок и политик, у него Талиг. Поэтому наши жизни тут не ценятся. Ну… это временно. Хотя сейчас стоит поступить так, как хочет Тень. Откуда я знаю, как она хочет? Чувствую.
Сидя на ковре и изображая чистого и наивного ребенка, я все-таки позволила себе взмутиться, когда она высказалась о своей жизни. Впрочем, активно протестовать я не стала, особенно с аргументами – пусть лучше буду выглядеть беспомощной девочкой, о которой надо заботиться. Самое забавное, что это не игра, значит, и поймать меня на лжи невозможно.
Перебирая волосы Тени-Алвы, положившей голову мне на колени, я честно придерживала свое мнение при себе. Это стоило мне значительных усилий. Вела себя, она, конечно, неподобающе, особенно для соберано. Я утешалась тем, что она, по крайней мере не пытается никого укусить. По непонятной причине обычно жертвой ее притязаний становилась я.
Кардинал нас послал. Искать Лионеля. Зачем?? Ну вот найдем мы его и что дальше делать? Впрочем, скорее всего, Тени предстояло опять отдуваться за обеих, а мне стоять в уголке и косплеить мебель. Хорошо быть оруженосцем! Никаких тебе обязанностей, дел, разговоров с умными людьми… нет, последнее, конечно, огорчительно, но и риск проколоться в разы меньше. Впрочем, кто не рискует, тот не пьет шампанское! Рисковать я любила и делала это часто, с выдумкой и размахом. Рамки традиционного для Окделла поведения становились тесны. Мне хотелось вытворить что-то такое… но пока нельзя. Даже хорошеньким девушкам и мужчинам, встреченным в коридорах дворца, нельзя подмигивать и улыбаться! Ибо никанон. Чертов Ричард! Не молодой аристократ, а какой-то монах. В самом плохом смысле этого слова – Сильвестр-то очень даже ничего. С тяжким вздохом выкинув из головы планы по неподобающим поползновениям, я шла за Тенью, которая с физиономией а-ля кирпич пыталась выяснить местоположения нужного нам капитана королевской охраны. Зачем нужного? Варианты ответов варьировались от эротических до порнографических, но вряд ли соответствовали действительности. Печаль!
Самым ужасным испытанием было с независимой гордо поднятой физиономией идти за эром. Ну нетипично для меня это. Нетипично! Надо ухмыляться, комментировать, шутить. Черт, надо менять Окделлу имидж. В глазах общественности в основном.
Лионеля мы-таки нашли. Он обнаружился в кабинете, при нашем приближении оторвал взгляд от каких-то бумаг и поднялся с явным намерением поздороваться и спросить, какого черта Ворон его игнорировал. Вот почему на меня он не обратил внимания?! Точнее, обратил, конечно, но не больше, чем на оруженосца. Ну, это предсказуемо, но все равно недопустимо. Чертова женская логика.
- Здравствуйте, эр Лионель, - проявила вежливость я. Больше от меня явно ничего не ждали и не требовали. Опять Тень будет говорить, а я играть в домашнюю зверушку. Ууу, сволочи. Ну, ничего, я им всем покажу!

2010-12-13 в 07:38 

Безумная Тень
Люди зовут меня Нечистым. Я зову их людьми.
- Лионель. – Как должен вести себя Алва с Савиньяком я помнила весьма и весьма, но поскольку после разговора с Сильвестром море мне было не то, что по колено – по щиколотку, я решила, что решать проблемы буду по мере их появления. – Я хотел обговорить пару моментов связанных с моим отъездом.
Наглость второе счастье – эту простую истину жизнь неустанно подтверждает вот уже два с небольшим десятилетия, не подвела она и на этот раз: Лионель успокоился, списав подозрительное поведение на интриги и политическую необходимость. Храни Создатель, образ и реноме герцога Рокэ Алвы! На него можно списать если не все, то очень многое.
- Хорошо, дай мне пять минут – срочная корреспонденция. – Старший Савиньяк выразительно посмотрел на Ириску-Ричарда. О, черт! Он же не знает, и узнать не должен.
- Юноша, вы свободны, через полчаса буду ждать вас… - как же трудно смотреть на родное существо с легким пренебрежение и полным непонимание, что оно тут забыло. Очень надеюсь, что Кэцхен не убьет меня дома.
- Я помню, монсеньор, - Иришка понятливо кивает, старательно изображая на лице восторг от мысли о том, что освободилась от общества «крыла зла». - У главного входа.
- Замечательно. – Чуть приподнимаю брови, ожидая выполнения ею ЦУ. Силы, пусть она не попадется Штанцлеру! Я не желаю отмазывать ее от обвинений в преднамеренном убийстве с особой жестокостью.
- До свидания, эр Лионель. – Скорее кивнув, чем поклонившись, как полагается по этикету, Ириска демонстративно марширует к двери, не отказав себе в «удовольствие» по-окделльски хлопнуть ей на последок.
- Ты закончил? – почему-то стало легче нащупывать нить беседы. Наверное, это от того, что волновалась я теперь не о разговоре и его исходе, а о том, как там Кэцхен. Развалившись в кресле, я позволила телу принять привычно-удобную позу и выжидательно посмотрела на Лионеля, убирающего бумаги в стол.
- Да, - Нель заперт ящик и откинулся на спинку кресла, поигрывая ключом. – О чем ты хотел поговорить?
- Думаю, ты заметил некоторое напряжение, мелькающее в отношениях некоторых их наших придворных ызаргов, - делать многозначительные паузы и выразительно смотреть я научилась еще в начальной школе, и сейчас этот ценный и прокачанный за годы забивания на универ навык, оказался как нельзя к месту. - Не ошибусь, если скажу, что стоит мне уехать и это болото придет в оживление.
- И ты хочешь?.. – спрашивает старший-старший, не отрывая взгляда от ключа.
- Да. – Спасибо вам, неведомые силы, за уверенность Савиньяка, что я Алва, которого он понимает без слов.
- Хорошо. – Лионель, поднял глаза и мне стоило больших трудов удержать не только рассеянно-задумчивое выражение лица, но и не спалиться глазами. Ну, почему меня клинит именно на глазах и волосах? Почему?! – Мальчик?
Вопрос отвлек от пространных и несвоевременных размышлений о прекрасном, кажется, Нель не заметил ничего подозрительного или списал мою тотальную задумчивость. Силы, будь благословенно устойчивый образ таинственно-расчетливой сволочи!
- Отправится домой, мне порядком надоело получать пачками письма с просьбами и требованиями. – Чуть устало усмехаясь, я размышляла о том, что письма мне действительно порядком надоели, за прошедшую неделю я получила их почти полдюжины, а учитывая стоимость бумаги в этом мире, Надор скоро окончательно разориться такими темпами. – Это, пожалуй, все, что я хотел тебе сказать. Кстати, навести Сильвестра.
Савиньяк снова начал вертеть ключ, и я с кристальной ясностью поняла, что пора сматываться, потому что еще пара минут и вся моя конспирация полетит в Закат. К счастью, часы начали отбивать половину четвертого пополудни, что означало, что мне не пора не просто идти – бежать. Бросив обреченный взгляд на часы и кивнув на прощание, я покинула кабинет капитана, чувствуя задумчивый взгляд в спину, который обещал мне массу незабываемых ощущений.
Еще раз благословив сволочной характер владельца тела, я не обращая внимания на окружающих пронеслась по дворцу. Коридоры-коридоры-коридоры. Кажется, я начинала понимать, почему полные люди здесь встречались не так уж часто – столько ходить это ужас. Моро недовольно косил на меня лиловым глазом, но выступать не пытался, все же это редкое везение – черный демон адски умен и прекрасно понимает, что и когда можно.
- Едем. – Сил не было даже на то, чтобы удивляться тому, что мне впервые в жизни удалось взлететь в седло. Ириска удивительно тактична и прекрасно понимает, когда человека стоит оставить в покое, думать не хочу, что было бы окажись моим спутников в этом «путешествии» кто-то другой. Путь до особняка прошел в полной тишине, и это было прекрасно, потому что у меня было чувство, что я, стоя на эшафоте с петлей на шее, услышала о помиловании.
Хуан, нервно курсирующий перед кабинетом, становится последним гвоздем в крышке моего гроба, и я буквально вкатываюсь в комнату, зажимая трясущимися от смеха руками рот, чтобы не пугать слуг. Ириска бесшумной тенью проскальзывает в кабинет, пока я под осуждающим взглядом управляющего набиваю трубку табаком.
- Ирочка… это пиздец!

2010-12-13 в 07:42 

marikiare
Если что-то существует, про это уже есть порно.
Видимо, показывать надо в первую очередь старшему Савиньяку. Нет, я, безусловно, знала, что он та еще сволочь… но не по отношению ко мне же! Женская логика сбивала нафиг всю стройную систему рассуждений и аргументов, привнося Хаос и требуя внимания к моей персоне. Я буду мстить и мстя моя будет кровава. Однозначно.
Шляццо по коридорам не хотелось, ибо держать надменное выражение на лице и не улыбаться в течение длительного времени было однозначно выше моих сил. Поэтому я пошла в сад. И почему я не попала в тело Катарины? Сиди себе у окна, любуйся на цветочки, Алва опять же, прилагается. Впрочем, вместо Алвы сейчас Теня, я ее, конечно, люблю, но чисто платонически. Как сложна эта жизнь!
Я стояла в конце парковой аллеи и задумчиво вертела в руках сломанную веточку. Руки, затянутые перчатки, выглядели очень даже неплохо. Я пыталась понять, чем считать в данном случае свои эмоции – привычным нарциссизмом или это все же симпатия к Окделлу? С одной стороны, сейчас я любуюсь своими руками, с другой – это его тело. Как все сложно.
- Добрый день, Ричард.
Я резко развернулась, чуть вздрогнув от неожиданности. Ко мне подкрался Валентин Придд! То есть он, наверное, просто подошел, но я так погрузилась в неведомые глубины себя, что банально этого не заметила. Черт!
- Добрый день. Валентин.
- Я вас напугал? – и так насмешливо-противно изогнутые губы! Ну почему, почему меня тут никто не любит?! Не меня, а Окделла, но это на результате не сказывается.
- Нет. Я просто задумался, и ваше явление стало для меня неожиданным.
- Берете пример с Ее Величества? – издевается.
Ухмыляюсь и приподнимаю одну бровь
- Вы видите во мне королеву? Право же, для этого надо обладать превосходным воображением…
Ой-ей-ей. Странно как-то он на меня смотрит. Раньше так смотрел Юрка, когда мне удавалось поразить его своими знаниями о какой-нибудь херне, типа имен стратегов Третьего Рейха или президента одной из банановых республик, адских исторических фактов или строения какого-то механизма. Обычно после этого он делал крайне живописную физиономию и изрекал что-то вроде «ааа, Шайтан, женщина-то говорящий!!!». Придд изображать священный ужас не стал, конечно, но мое поведение явно шло вразрез с его представлениями о бывшем однокорытнике. Ладно, добивать так добивать.
Я оглянулась, летящим шагом проследовала к ближайшей клумбе, сорвала роскошный цветок, подошла обратно, застенчиво улыбнулась, изо всех сил пытаясь подражать движениям и выражению лица Катарины, опустила глаза и вложила цветок ему в руки.
- Это вам… – пролепетать это достойными интонациями у меня полностью не получилось, голос-то мужской, однако я осталась довольна.
Надо было это видеть. Все-таки не выдержав, я громко расхохоталась.
- Так больше на королеву похоже?
Как его перекосило! Кровавые Боги. Как его перекосило!!! Я чуть не запрыгала на месте от восторга.
- Да. Больше.
- В таком случае позвольте откланяться, - все еще ухмыляясь, я направилась к месту встречи с Тенью.
Пришлось быстро заткнуться и прикинуться мышью под веником, ибо слушать про мое маленькое приключение Драгоценная была явно не в настроении. Такими темпами я постигну дзен и начну входить в нирвану одним усилием мысли. То есть, выражение смирения и спокойствия на лице мне давалось уже гораздо лучше.
Хуан нас уже ждал, возможно, ожидая худшего. На данный момент мне было глубоко все равно, какие причины у него для этого были, и я решила подумать, что он за меня волновался. Считать так было однозначно приятнее! Солнечно улыбнувшись кэналлийцу, я скользнула в кабинет следом за Тенью. Ну вот, опять она курит, сколько же можно!
- Ирочка, - изрекает эта ненормальная, - это пиздец!
- Не сомневаюсь, - демонстративно устраиваюсь подальше от зоны распространения табачного дыма. – Почему на этот раз?

2010-12-13 в 07:48 

Безумная Тень
Люди зовут меня Нечистым. Я зову их людьми.
С наслаждением затянувшись ароматным и крепким табачным дымом, я решила, что курящий и истерящий одновременно Алва это не просто ООС, это – ООС в квадрате и надо прекращать хотя бы одно из действий. Поскольку курить хотелось больше, истерика была признана лишней и убрана в тот же темный ящик, что мечты о тихой смерти и прочий нежно любимый пафосный агнст.
- Итак, по итогам сегодняшнего дня, - я снова с наслаждение затянулась. – Наш прекрасный кардинал вызывает у меня попеременно приступы паранойи и паники, Савиньяк старший – желание забиться, куда по дальше, а дворец больше никогда не покидать того темного угла, в котором я спрячусь от Лионеля.
Вещать в подобном стиле я могла часами, но лицо Хуана почти кричало о том, что это не то, что он хочет слушать, ну вот совсем. Ирискино же личико наводило на мысль, что я что-то пропустила, но что-то мне подсказывало, что я не хочу знать, что именно, особенно, если остатки нервов мне дороги. С другой стороны, если я не хочу чтобы это «что-то» потом вылезло в самый неподходящий момент, то стоит узнать, в чем дело. А для этого надо успокоить и услать Хуана.
- А теперь серьезно. Дорак – это очень хорошо, но, как и ожидалось, Талиг для него важнее, чем Алва или тем более Окделл, плохо другое – Талиг слишком сильно важнее. Поэтому, я немного отклонилась от плана, хотя и не знаю насколько мне это удалось. Пусть он считает нас несколько более наивными и самоуверенными, чем мы есть на самом деле.
- А что бывает сильнее? – общение с нами явно не шло Хуану на пользу, вот уже язвить начал. Стервь.
- Можете не верить, но бывает. – Злиться и ругаться не хотелось, хотелось спать, пить и курить. – По итогам разговора с Лионелем: еще пара бесед и он меня раскусит, увы, на него моих актерских способностей не хватит; Ириска ты едешь в Надор, у тебя будет шесть недель на дорогу и улаживание первостепенных вопросов. Отправишься ты не позднее, чем на 18 день Зимних Скал и вернуться соответственно должна не позднее 10 или 12 Зимних Волн, как ты это сделаешь, меня волнует мало, все что я от тебя хочу это, чтобы Надор стоял и ты забрала оттуда Айрис и младших. Далее, я в срочном порядке «отбываю» в Кэнналоа. Хуан, организацию этого действа я оставляю вам.
Командовать с умным видом людьми, которые гораздо умнее – это ахтунг, особенно, когда в душе не чаешь, что нужно делать.
- Теперь я бы хотела узнать, что происходило во дворце, пока я была занята беседой с Савиньяком. – На Хуана я не смотрела, потому что «нежные» чувства, отразившиеся на его лице, означали, что меня жжет головомойка за оставленную без присмотра Ириску.

2010-12-13 в 07:51 

marikiare
Если что-то существует, про это уже есть порно.
- Ээээ, - сказала я, глядя на этих двоих. – Ну, ничего интересного, честное слово!
Мне не поверили. Лицо Хуана в данный момент крайне напоминало мне лицо Юры перед очередным допросом о херне, которую я умудрялась натворить за те пять минут, пока он отвернулся. После отчета обычно следовала длинная тирада на тему того, что он прикует меня к кровати или придушит, для собственного спокойствия. Утешившись тем, что ни Тень, ни Хуан не были похожи на мою первую и единственную любовь и не подозревали о его методах приведения меня к согласию, я начала.
- Мы встретились с Валентином Приддом. Мне было скучно и печально… Поэтому я решила пошутить. Я вздрогнула при его появлении, он остроумно провел параллель с поведением королевы, я подарила ему цветочек и мы разошлись…
Ооо, как они на меня смотрели. По-моему, Юра выбросил идею с ограничением моей подвижность плоскостью кровати в астрал, где они ее и поймали.
- Я…эээ… сделала что-то не так?
- Дорогая моя, - осторожно начала Тень, - а ты знаешь, что «королевой» называют пассивных гомосексуалистов?
Ой. Выражение полнейшего охренения на моей физиономии полностью отражало мое внутреннее состояние.
- Нет. Откуда? Я такими вещами не интересуюсь! И... ну Придд-то этого точно знать не может!
В глазах моих собеседников стыла обреченность. Видимо, к ним приходило осознание того, что я из себя представляю. Тень вздохнула и присосалась к трубке. Хуан сгреб меня в охапку, сказал «пойдем» и вытащил из кабинета, оставив Драгоценную в тяжких думах.
Черт. Ну, я не хотела!!!

2010-12-13 в 07:56 

Безумная Тень
Люди зовут меня Нечистым. Я зову их людьми.
Кабинет вонял табаком даже по моим ощущениям, и можно было вешать топор, но мне это даже нравилось, потому что желающих составить мне компанию в этой обстановке не было. Это было прекрасно. Удручало только то, что бумаги в отличии от людей разбегаться не спешили. Пичаль. Знаний по экономике хватало в притык, чтобы понять, что происходит в Кэналлоа и катастрофически не хватало для того, чтобы уяснить, что со всем этим делать. Впрочем, кажется, если я не буду туда лезть, то все так и останется хорошо, а значит можно сидеть и дымить дальше, прикрываясь государственными делами, как универсальной отмазкой.
Размышляла же я над мировыми проблемами, которые в лице Ириски снизошли на Золотые земли в целом и Талиг в частности. Войны? Интриги? Излом? Заявляю со всей ответственностью – это фигня! А Ирочка – это действительно пиздец. Причем необъятный. Оставленная на пять минут без присмотра Ириска медленно, но вернее становилась моим самым страшным ночным кошмаром. С эпического посещения дворца прошло три дня, а я все еще пыталась понять, к чему приведет ее демарш и что мне теперь с этим делать. По здравому размышлению от идеи замуровать ее в подвале особняка пришлось отказаться, так как за разрушение особняка меня никто по голове не погладит, так же не выдерживала критики идея приковать ее к Хуану, потому что такой взгляд у мужчин в ее адрес я уже видела. Думать об этом не хотелось, так же как о том, к чему приведет «милая» идея фикс Ириски сменить Ричарду образ. Пообещав себе подумать об этом завтра и прогнав мысль что «завтра не умрет никогда», я снова набила и раскурила трубку, наблюдая, как белесые полосы дыма окончательно вытесняют кислород из комнаты.
Мысль о том, что останется от Надора после его посещения Кэцхен так же была признана деморализующей и послана по рекомендации Имперской Гвардии. Я честно пыталась мыслить позитивно и думать о том, что целых два месяца я смогу просидеть в библиотеке, читая все что попадется мне под руку, но в тот миг, когда нужный настрой был наконец-то пойман, мироздание решило, что хорошего по чуть-чуть и началась ЛАЖА.
С тихим стуком в дверь проскользнул Хуан. О том, что что-то не так я поняла моментально – он ни слова не сказал про дым и табак, но масштабы мне не могли привидеться даже в кошмаре.
- Тень, мне нужно поговорить с тобой. – Так… на «ты», значит личное и «с приключениями».
- Слушаю, - доводить мужчину до отравления угарным газом я не хотела, а потому открыв окно, подтащила к нему кресла. Еще раз глянув на его лицо, достала касеру и стаканы – рюмки тут были явно не тем. - Что случилось и что я могу с этим сделать?
Управляющий странно посмотрел на меня, залпом опрокинул стакан и уставился в окно. Ощущение лажи перешло на новый уровень, и я тоже приложилась к стакану.
- Если ты так и будешь молчать, то я ничем не смогу помочь. – Уверенности, что я хочу знать, что происходит и с какого боку тут оказалась, оставалось все меньше, но послать Хуана… это было выше моих сил, и потому я терпеливо ждала, пока он дозреет.
- Ирина она говорит, что… - он снова замолчал, а я подавила малодушное желание выйти в окно или хотя бы спрятаться под кресло. Кажется, я знаю, о чем сейчас пойдет речь. – Натуралка в ее случае это…
Очень хотелось жалобно и проникновенно скулить, но так как я не знала – от смеха или от ужаса, то идеи пришлось отказаться и, налив мужчине еще касеры, начать решение экзистенциального кризиса отдельно взятой личности. Я не буду вам рассказывать, о том как мы его решали, потому что воспоминания об этом теряются в табачном дыму и глубинах бутылок, скажу лишь, что после третьего «догонялова» и четвертой трубки Хуан по синусоиде отправился размышлять о вечном и соотносить свои представления о жизни, с рассказанным мною об Ирочке. Я же, удалив следы преступления, продолжила предаваться разврату, агнсту и декадансу. Нужно ли говорить, что у мироздания были абсолютно другие планы?
Я уже говорила, что Ирочка – это пиздец, а «приключения» никогда не ходят поодиночке? Уверена, говорила и не однократно! Не прошло и часа после выдворения управляющего, как дверь снова открылась, на этот раз без стука. Это значило, что Ириска жаждет общения – только она могла быть уверена, что не нарвется на вазу или пулю, открыв дверь без стука. Хилая надежда, что милое дитя пришло поддержать меня в трудную минуту, было запинано с особой жестокостью и даже цинизмом, выражениям ясного лика. Надо будет не забить проверить, не повесил ли кто-нибудь на дверь табличку с текстом типа «Срочная психологическая помощь».
- Ирочка, что случилось? – немного нервно спросила я, затягивась. И лажа не заставила себя долго ждать.
- Тенечка, Тенечка, я не могу выбрать… - кого уточнять было не нужно, потому что такое лицо у Кэцхен бывало только при мыслях о мужчинах.
- Монетку брось. – Обреченно буркнула я, снова открывая окно. Кажется, покурить в тишине мне сегодня больше не дадут.
- Их больше двух. – Свернувшись в кресле клубочком, жалобно протянула Ириска.
- Нивапрос. – На меня медленно, но верно снисходил пофигизм. – Озвучивай варианты.

2010-12-13 в 07:59 

marikiare
Если что-то существует, про это уже есть порно.
Мне было скучно. После эпатажа с Валентином, Тень на меня странно косилась, поэтому я не рисковала слишком часто попадаться ей на глаза. Бездельничающая я очень быстро превращаюсь в колыбель всяческих еретических мыслей. В данном случае я решила пострадать от отсутствия у меня мужчины и всерьез задумалась над тем, кого я хочу видеть рядом. Проблема Кэртианы для меня состояла в том, что есть Алва и есть все остальные. То есть будь это Рокэ, а не Теня, вопроса «кого выбрать?» не стояло бы. Но! Это был не Рокэ, а мир отличался наличием в нем огромного количества прекрасных мужчин.
Вечером третьего дня мне надоело думать в одиночестве и я пошла к Драгоценной – женщина она или уже где?! Должна разделить и понять мои трудности! А то у нее одно курево и книги.
Кратко обрисовав вставшую передо мной проблему, я напоролась на чудовищное непонимание и равнодушие. Монетка! Впрочем, сейчас я ей объясню.
- Ну, смотри. Есть Хуан. Он шикарен! Прекрасен, умен, возится со мной, обладает безграничными запасами терпения, может с иронией относиться ДАЖЕ К НАМ, способен найти выход из любой ситуации… Есть Лионель, который обладает потрясающей внешностью, манерами, характером истинной сволочи – с ним явно никогда не будет скучно и он достаточно оригинален, чтобы удерживать мое внимание очень и очень долго. Есть Ойген и Рамон, про которых я тебе неоднократно говорила еще у нас, и наверняка ты помнишь все мои аргументы.
- Ладно, я поняла. Сделаем так. Вот монетка, которая решит вашу судьбу. Орел – Хуан, решка – Лионель. Встанет на ребро – поедем в Торку за твоим бергером, зависнет в воздухе – напишу на Марикьяру, чтобы прислали сюда альмирантэ…
- А… а если прилипнет к потолку? – мне становилось смешно.
- Я_НЕ_ХОЧУ_ОБ_ЭТОМ_ДУМАТЬ!
Я рассмеялась.
- Итак. Судьбоносный момент!
Тень подкидывает монетку и ее внезапно ловит мужская рука. Увлекшись, мы не заметили, как в комнате появился Хуан.
- Эрэа Ирина, - самодовольно и совершенно охренительно улыбнулся кэналлиец, - позвольте сообщить вам ваше решение
И протянул монету на раскрытой ладони. Орел.
- Ну, - улыбаюсь ему я, - раз уж так распорядилась Судьба…

2010-12-13 в 08:17 

Безумная Тень
Люди зовут меня Нечистым. Я зову их людьми.
С умилением посмотрев на воссоединившуюся пару, я предложила им пойти и предаться романтике наедине и где-нибудь в другом месте, ибо по моему скромному мнению кабинет соберано это немного не то. Понимания я не встретила, но помещение они все же покинули. Нервно хихикнув, я внимательно осмотрела дверь с обеих сторон и стены на предмет чертовой таблички – не нашла, но решила во избежание закрыться не только на ключ, но и задвинуть засов. Мало ли, что еще такого, о чем я не хочу знать, придет в голову этим странным людям.
Ночь, тишина, полная луна. И ледяной ветер в окно. Романтика. Сварю-ка я себе глинта…

2010-12-13 в 08:18 

marikiare
Если что-то существует, про это уже есть порно.
Жить было хорошо. После первой же ночи с кэналлийцем я осознала это в полной мере. Не удержавшись, пошла и съела мозг Тени, устроив концерт на тему «я понимаю, что находят в этом толпы гомосеков». Причем это было не желание поделиться романтикой, а именно прекрасный повод словить кучу лулзов с выражения ее лица. Ну я адекватна, но страдание от моих абсолютно бешеных выходок в ее исполнении радует меня так, что я раз за разом придумываю очередную херню и иду к ней.
Речь моя изобиловала сочными оборотами, сопровождалась закатыванием глаз и лирическими отступлениями на тему того, что мне бы эти знания раньше, когда я выжимала из себя слэшные нц-сцены. Тень страдала, но молчала, видимо, считая, что во мне говорит влюбленность. Не спорю, влюбленность была, но отношение к тому, что я говорила Драгоценной, она не имела. Нехорошо, конечно, так гнусно пользоваться ближней своей для столь низменных целей, но я каждый раз была готова орать и кататься по полу. Так весело мне не было давно, поэтому я бессовестно пользовалась этим, потом в лицах пересказывала это Хуану. Это была одной из причин, почему я измывалась над Тенечкой – я обожала смотреть на кэналлийца, когда тот смеется. Одно из самых прекрасных зрелищ.
Я была абсолютно, беспардонно счастлива. У него оказалось превосходное чувство юмора, достаточно близкое к моему. Очень часто, ленясь вставать и валяясь часами у него под боком, я рассказывала о шутках своего мира. После произнесенного с каменным лицом «Сел Иван-дурак на коня-дебила», мне пришлось пересказывать ему русские народные сказки. Тогда у меня от неостановимого трепа пересохло во рту, мы натянули на себя минимум одежды и пошли охотиться на попить и еду, по пути встретив Тенечку. Ооо, картина маслом…
Так же я посвятила его в историю нашего мира посредством анекдотов про Чапаева с Петькой и Штирлица, русской культуры и поручика Ржевского, и малых народностей в лице чукчей. Потом я перешла на расовых врагов-анимешников, раскрыв понятия «ня» и «кавай», трагичного влияния их на школоту. В последний день перед отъездом я рассказывала о троллинге и его видах. Так как читать луркмор я любила и делала это часто, то обладала огромным количеством информации по сабжу. Нежно поцеловав любимого и предложив опробовать методы тонкого троллинга на Тенечке, отыгрываясь за испорченные ее выходками нервы, я отбыла в Надор, прихватив эскорт и заранее выбранного управляющего.

2010-12-13 в 08:21 

Безумная Тень
Люди зовут меня Нечистым. Я зову их людьми.
До возвращения Ириски оставалось чуть больше недели, и я спешным порядком дочитывала все, что по тем или иным причинам не успела хотя бы просмотреть, мотивируя этим не желание покидать библиотеку и встречаться с кем-либо. Настоящей же причиной был Хуан. Храни вас Создатель от влюбленных кэналлицев! Не знаю, что чувствует объект и знать не хочу – мне хватило того цирка, который начался после отъезда моей прекрасной и упоительной Ведьмы.
Почти три недели до отъезда Ириски в Надор я видела их только под утро на кухне, куда меня заносило в поисках жратвы. Они, судя по всему, выползали по той же причине и только ненадолго, что меня, признаться, радовало – пейринг жестоко ел мой маленький мозг. Но главная феерия началась после отъезда Ирочки. Неделю Хуан занимался моим «отъездом» и времени на посторонние мысли у него просто не оставалось, когда же «герцог Алва» в моем лице «отбыл в Кэналлоа» начался АД.
Особняк я старалась не покидать, чтобы ненароком не спалить свое присутствие и Хуан пользовался этим на полную катушку. От него не спасали ни замки, ни засовы, про запреты и просьбы я просто молчу – он просачивался в комнату и начинал либо допрашивать меня, либо рассказывать какая Ирочка няшечка. Когда я первый раз услышала от него слово «няшечка», то впервые в жизни напилась до беспамятства. Люди, вы просто не видели это лицо и не слышали эти интонации… Это неописуемо, сказала собака, глядя на баобаб. Я не спорю – Ириска прекрасна, упоительна, обворожительна и неповторима. Я сама могу говорить об этом часами, но Хуан… Это были летальные для моего сознания дозы кавая.
Где-то к исходу первого месяца я начала в серьез задумываться о самоубийстве, потому что просыпаться от вопроса «Ирочка ня?» это разрыв шаблона. Полный. К концу пятой недели, я уже даже не пыталась прятаться, просто обреченно кивала и поддакивала в нужный момент, не отрываясь от книги или бумаг. Но в тот кошмарный день, когда Хуан нашел мои наброски и пришел с просьбой нарисовать для него портрет Кэцхен в ее нормальном виде, я поверила, что Алва проклят. Утешало только то, что время не стояло на месте, и скоро этот кошмар должен был закончиться.
Я уже говорила, что ждала Ириску как истово верующий Создателя?..

2010-12-13 в 08:30 

marikiare
Если что-то существует, про это уже есть порно.
Эти полтора месяца, которые я отсутствовала в Олларии, меня порядком утомили. Я люблю конные прогулки, в любых количествах, но не по гомну же! Вся провинция, ранее принадлежащая предыдущему хозяину этого тела, а теперь серой каменюкой повисшая на моей тонкой шее, была уныла чуть более чуть полностью. Серые деревья с облетевшими листьями, грязь, дожди, вечная сырость и промозглый холод совершенно не устраивали привыкшую к теплу и комфорту меня. Если трактиры, в которых мы останавливались, более-менее примиряли меня с суровой действительностью, то сам замок просто вогнал в священный трепет. Как можно так испохабить прочное и теоретически почти вечное строение, я не знала и знать не хотела. Намотав на кулак поводья и изобразив на лице вселенское терпение, я въехала в ворота, сопровождаемая кэналлийцами. Оставлять свой эскорт по примеру канона я не стала. Ибо я люблю наводить порядок чужими руками и с помощью команд. Я слабая хрупкая девушка – варп знает, что со мной способна сделать вдова герцога Эгмонта. Шансов Мирабелле я давать не собиралась, поэтому козырь в лице любезно выданного мне отряда я не стала оставлять.
За две недели пребывания в Надоре я во всей красе показала качества, которые, искренне надеюсь, мне никогда не придется проявить ни при Тени, ни при Хуане. Если они не могли спорить со мной, потому что я милая и расстроить меня им не хотелось, то моя вдовствующая герцогиня Окделл столкнулась с совершенно иной ситуацией.
При отсутствии рядом людей, способных меня защитить и обо мне позаботиться, сильных личностей, которых я могу любить и радовать, превращаясь в декоративное и ласковое существо, я начинаю заботиться о себе сама.
У меня аналитический склад ума, нетипичное воспитание и странная система ценностей. Я равнодушная сволочь, меня невозможно взять на слабо или пробить на жалость. Я просто не знаю, что это такое. Все мои действия подчинены целесообразности в моем понимании и о тех, кому достанется в процессе установления мною справедливости, я совершенно не забочусь. Мне плевать на крики, истерики и нервные срывы. Мою уверенность в себе невозможно поколебать. Самое забавное, как на людей действует мой взгляд в таком состоянии. Вежливо поздоровавшись со всеми и вообще ведя себя как образцовый сын, вечером за ужином, в самом конце я потребовала учетные книги и все имеющиеся записи о состоянии дел. Мало кто верит, но я умею приказывать. Напоровшись на мой взгляд, Мирабелла Окделл послала слугу принести в мои комнаты требуемое.
Я, капризное рафинированное существо, просидела над этими бумажками всю ночь. Какой сон, когда тут такое творится… Мне плевать, где спать и во многом что есть – в данном случае это следствие, а не причина.
Утром вызвала к себе человека, еще в столице выбранного лично в управляющие провинцией. Периодически красноречиво кривясь, обрисовала ситуацию и поделилась сделанными мною выводами. Сильвестр был неправ, утверждая, что Манрик, задействовав некоторую часть своего капитала, способны сделать из Надора конфетку. Здесь были деньги. Но распоряжались ими настолько бездарно, что даже мне, студентке всего лишь четвертого курса, было это ясно. Управляющий не был кэналлийцем – я здраво оцениваю действительность, поэтому его тут должны послушаться. А если не послушаются, то получат совершенно уникальное зрелище – Ирина в бешенстве. Не Ириска, не Ведьма и не Кэцхен. Ирина. Раздаю я люли направо и налево в лучших традициях любимого мною Вархаммера – лучше убить сотню невиновных, чем помиловать одного виновного. Моральная сторона вопроса мною не учитывается.
Обозначив приоритеты и поставив цели, я выдала все имеющиеся у меня бумаги и, написав приказ, наделяющий Эриха *так звали выбранного мною управляющего* соответствующими полномочиями, отправилась к «матушке». Не знаю, какие выводы она сделала после нашего разговора, однако мои распоряжения более не оспаривались. Порадовавшись своим дипломатическим умениям, позволившими донести до нее мысль, что Кэналлийский Ворон тут не при чем, а провинцию и замок действительно надо восстанавливать. Плюс, конечно, я умудрилась подать это так, что ее гордость и убеждения совершенно не пострадали, и осталась эрэа Мирабелла в полной уверенности, что ее сын становится действительно достойным титула герцога Окделла. С тех пор каждый день вечером мы с ней вели серьезные разговоры. Мои нервы подвергались страшным испытаниям, однако я слушала, кивала и переводила тему с религии и Великой Талигойи на Надор и то, что и как необходимо сделать, чтобы быть достойными наследниками Святого Алана и Эгмонта. Мои усилия увенчались успехом – и уже меня слушала и благословляла сия достойная дама. Я изображала почтительно сына, изо всех сил старавшегося поддержать честь рода, что полностью устраивало «матушку». Изменения в «своем» характере я объяснила взрослением, Лаик, разговорами со Штанцлером и тем, сколько всего видела и поняла, пока жила в столице. Вдовствующая герцогиня осталась крайне довольна, а я приобрела союзника. Хрен теперь ей эр Август накапает на мозги. Со мной ему не сравниться – я женщина и неплохой психолог, а он хрен знает где и понятия не имеет о реальном положении дел. Я никогда не бью в лоб – это не мой метод, поэтому господин кансилльер просто не будет знать, где вкралась лажа и с чем бороться.
Сестры меня не вдохновили. Выросшая и воспитанная в мужской компании, я не особо нуждалась в женском обществе. Девчонки были неплохими, однако приступов лютой и бешеной любви у меня не вызывали. Однако… Тень сказала привези их в Олларию. Опять же, я пошла к Мирабелле.
После длительного философского разговора о величии рода я выдвинула предположение, что дочери самого Эгмонта просто обязаны занять принадлежащие им по праву места фрейлин королевы. Более того, сказала, что Катарина говорила о том, что хочет видеть рядом с собой истинных аристократок, а не навозниц, подсунутых ей Колиньярами и прочим сбродом.
Встав на колено перед матушкой, я попросила разрешение удовлетворить просьбу Ее Величества и отвезти сестер в столицу. Герцогиня величественно согласилась, что долг ее дочерей – быть рядом с Талигойской Розой. О Вороне не было сказано ни слова, все мои слова отметали даже малейшее предположение о том, что он может быть с этим как-то связан.
Так и прошли все две недели – в убеждении окружающих и особенно эрэа Мирабеллы в том, что я несу Великое Благо и мои распоряжения следует выполнять, ибо это приведет к величию рода Окделлов. Вступать в конфронтацию я была не намерена, так как это не эффективно. В Надоре мне нужны союзники… Однако удовольствия происходящее мне не доставляло и я пребывала в достаточно мерзком настроении. Не особо люблю оставаться одна, это негативно влияет на мой характер – я становлюсь жестче, равнодушнее и смотрю так, что хочется куда-то спрятаться. Видела я это в зеркале…
Получив заверения матушки в том, что она будет всячески способствовать возрождению провинции под руководством выбранного мною человека, я усадила сестер в карету и приказала возвращаться. Под копытами Соны, к которой я уже успела привязаться, летела дорога, я подставляла лицо встречному ветру и предвкушала встречу с Хуаном. Все, хватит с меня самостоятельности, верните меня в мою кровать к моему любовнику. Надоело решать глобальные проблемы и просчитывать шаги, я устала, хочу спать и чтобы мне сказали, как меня любят.
Встретили меня известием, что герцог Алва ждет меня в своем кабинете с отчетом. Ну да, девочки же не знают… И знать им не надо. Кинув поводья Пако, я проследовала по знакомому маршруту.
Упав в кресло перед Тенью и скинув перчатки небрежным жестом, я начала рассказывать.
- Монсеньор! Подчинение Надора моему неподражаемому обаянию прошло успешно! Вдовствующая герцогиня лично благословила меня на дальнейшие свершения! – кинула взгляд на скептическую физиономию драгоценной, - поверь, ты не хочешь знать подробности того, как мне там мотали нервы все, начиная от слуг и заканчивая погодой. В общем, план по превращению моих новых владений в более-менее пристойное место начал исполняться. Я мечтаю о том, как сплавлю сестренок Катарине и наконец-то засну рядом с Хуаном, а не в холодной постели, под вой ветра в трещинах стен! Запас ответственности и разумности мною исчерпан. Возможно, навсегда!

2010-12-13 в 08:43 

Безумная Тень
Люди зовут меня Нечистым. Я зову их людьми.
С огромным трудом задавив желание начать мстить здесь и сейчас, я занялась выколачиванием эпических подробностей. Не то, чтобы меня волновало, что сотворила с Надором Ирочка, прибывающая в модусе космодесантника, но я просто и банально соскучилась по этому чудовищу, так что разговор больше напоминал допрос третьей степени. Ириска бросала тоскливые взгляды на дверь, надеясь на скорую встречу и обреченно отвечала на мои вопросы. Пожалуй, все, что интересовало меня из полуторачасового разговора – это ее мнение о сестрах Ричарда. Но я надеюсь, что она никогда об этом не узнает доподлинно…
Рассказывать о поведении Хуана я не стала – сам расскажет или я чего-то не понимаю в этой жизни. Ну, не верю что адекватный, взрослый и разумный мужчина может ТАК чудить без веских причин.
- Это все замечательно, и подробности меня пока более не интересуют, - приложившись к бокалу крови, я подумала о том, как прекрасно было бы выпить не виноградной крови, а хуановой. – Сейчас гораздо важнее сплавить твоих сестриц во дворец – я не желаю прятаться по темным углам в собственном особняке. Патенты для них готовы, о том, как и откуда они говорить не буду, сама понимаешь.
Писем я не жгу никогда, потому что память у меня довольно дырявая и присутствует уважение к труду историков, так что нашу эпическую переписку с кардиналом я сохранила. Надеюсь, она не попадет Ириске в руки, иначе это будет нелепейшая смерть от смеха, а то, что подумают о герцоге Рокэ Алва потомки, меня волновало мало. Особенно, если заведением этих потомков придется заниматься не мне.
- Лу я, кстати, нашла и она сейчас живет в доме своей матери. Завтра утром, - глянув на выражение лица Ириски, я хихикнула и закончила словами известной песни: - на рассвете, ровно в полдень, как проснешься, ты «отправишься к Катари», то есть тебе надо будет исчезнуть из дома на пару часов. Патенты возьмешь с собой, заодно заедешь, заберешь Лу и Селину, потом нужно будет заняться их гардеробом, только прошу тебя – не переусердствуй, нэ? На этом все, можешь лететь к своему чудовищу, только не ломай психику девочкам, очень прошу.
Закрыв на засов дверь за Кэцхен, я попыталась отмахнуться от мысли, что уставшее от ответственности чудовище будет чудить и отжигать. Мысль воспротивилась, и я уже привычно потянулась за бокалом. Кажется, я тут сопьюсь. Если меня раньше не в гонит в гроб эта парочка. С другой стороны – если я переживу их, то все остальное мне будет уже не страшно, с этой оптимистичной мыслью я окапалась в донесениях кэналлийцев и других шпионов – если я сижу взаперти, это совершенно не значит, что я должна страдать от недостатка информации. Кстати, надо не забыть сказать Ириске, что ее ждет незабываемое свидание со Штанцлером и Налем, травить, которых нельзя ни в коем случае.
Рассвет застал меня за чтением все той же горы бумажек, которые, кажется, размножались прямо здесь же, что называется «не отходя от кассы», с удовольствием похрустев костями я решила, что можно начинать пакостить и вызвала Хуана. Вид мужчина имел довольный, хоть и несколько заезженный, но бальзамом для моего сердца стало то, с какой тоской он косил на дверь, слушая мои пространные рассуждения и ЦУ. Вдоволь налюбовавшись на муки управляющего, я повторила свои пожелания, уложив их в три фразы:
- Проследите, чтобы девочки не совались туда, куда не надо; передайте Ире, чтобы она зашла ко мне перед отъездом, я буду здесь же, и прикажите подавать завтрак. На этом все.
Силы! Какое же у него было лицо! Это искупает даже то, что Ириска будет мстить и мстить страшно.

2010-12-13 в 08:54 

marikiare
Если что-то существует, про это уже есть порно.
Я была права, как, впрочем, и всегда. Сплавив сестер слугам и отмахавшись от моей обожаемой Тенечки, я направилась в свою комнату, где меня ждал Хуан. Получив законную порцию любви и комплиментов, я рассказала о беспросветной тоске и унынии, в которых прошли мои предыдущие полтора месяца. Мой фееричный мужчина совершенно непередаваемо улыбнулся и рассказал, как он отрывался на Тени за все сожженные ее выходками нервы. Ооо. Да! Я знала, в кого влюбляться! Когда он изобразил «ня-кавай», я чуть с кровати не слетела от хохота – ему пришлось меня ловить. Кажется, мы все трое друг друга достойны, по крайней мере, скучать не будем.
Довольно потягиваясь на шелковых простынях, я чувствовала себя совершенно счастливой. Тень надо отблагодарить, да и вообще я ее люблю! Засыпала я в превосходном настроении, и обнимая Хуана.
Утром кэналлиец совершил сеанс некромантии и выковырял меня из постели – надо было идти исполнять поручения Драгоценной. Перво-наперво поговорила с девочкам и отправила к ним швей, которые озаботятся гардеробом герцогинь Окделл, а потом поехала искать Луизу и Селину.
Беседа получилась крайне познавательной – я всегда восхищалась госпожой Арамона. Дочь она выпроводила на время нашего разговора, потому что слушать пришелицу из иного мира благовоспитанной девице явно не стоит – я веду себя в рамках кэртианских приличий только тогда, когда это реально требуется. Тем не менее, мы остались крайне довольны друг другом. Порадовав дам известием о том, что этим вечером их ждут в особняке Алва, а завтра – в королевском дворце, я вернулась. По пути вспомнив, что Хуан передавал мне просьбу Тени зайти перед отъездом. О, черт!
С солнечной улыбкой влетев в кабинет драгоценной, я с порога начала докладывать:
- Поручение выполнено, Луиза и Селина теперь знакомы со мной и поставлены в известность, что вечером займутся их гардеробом и последними приготовлениями перед представлением моих сестер и их самих ко двору. Обещали быть вовремя. Ты не сердишься, что я забыла забежать утром?

2010-12-13 в 08:58 

Безумная Тень
Люди зовут меня Нечистым. Я зову их людьми.
То, что счастливая Кэцхен начисто забыла заглянуть ко мне утром, было вполне ожидаемо, и я даже не расстроилась. Хотя мысль о том, что она не знает, что Лу понадобиться мне сегодня вечером и соответственно, может не догадаться пригласить ее немного напрягала. Мне совершенно не улыбалось прятать еще сутки, поэтому ожидая возвращения Ириски, я прикидывала, кого пошлю за Луизой. Очень хотелось услать Хуана, но… Не зверь же я, чтобы разлучать влюбленных постоянно, они так и привыкнуть могут, страдать перестанут, а мне оно надо? Нет.
Скептически пронаблюдав воцарение Иры в кабинете и прикинув, слышал ли ее радостный отчет весь особняк или только половина, я возжелала подробностей. Ирочка уперлась и попыталась спастись бегством, призывая на помощь Хуана. В этот момент я осознала – вот он миг моей прекрасной мести.
- Хуан, я рада, что вы пришли. – Я с предвкушением улыбнулась. – Присаживайтесь мне надо поговорить с вами и Ириской.
Под настороженными взглядами утроившейся у камина парочки, я прогулялась до секретера и от души приложилась к бутылке касеры – то, что я собиралась сделать «на сухую» было не осуществимо.
- Я не буду повторять приказ охранять жизнь герцога Окделла, в этом нет необходимости, так же как в напоминании о необходимости быть осторожной. Но сегодня мы вступили на скользкий путь изменении истории мира, что не может не привести к мало прогнозируемым последствиям. – Я продефилировала обратно к столу и изобразила глубокий обморок.
Повалявшись минут пять и сполна насладившись воплями типа «Никанон!», «Снова ООС» и пояснениями о том, что означают эти странные слова, я приступила к осуществлению мести.
- Аняня? – вопросила я слабым голосом, приоткрывая глаза.
- Тенечка? – взволнованно спросила Ириска и я, посмотрев на нее бессмысленно-кавайными глазками, повторила вопрос. Хуан на заднем плане застонал в голос.
- Ня! – с восторгом выдохнув и не поднимаясь с пола, я направилась к Хуану. Да-да, ползком, глядя полными восторга, обожания и беззаветной преданности глазами. – Няяяя!! – попискивала я, протягивая руки к медленно отступающему в сторону выхода мужчине. Наивный, забыл видимо от шока, что дверь я заперла.
- Теня! Перестань! – раздалось у меня над головой, и я обратила свое внимание на Ириску. Она хотела герцога Алву у своих ног? Сейчас она его получит.
- Аняня… - влюбленным голосом выдала я, обнимая ее коленки. – Няяя!
Влюбленные обменялись обреченными взглядами. Хорошо, когда тебя понимают.
- Ня! – то стонала, то вопила я, покусывая бедра отбивающийся Ириски и отпинывась от пытающегося мне помешать Хуана.
- Ня, ня. – Отвечала мне Кэцхен пытаясь перекрыть доступ к телу, но я была настойчива и непоколебима в своем стремлении. Уронив Ириску я, недолго думая, облизала ее лицо, выражая неземной восторг голосом и глазами. Если учесть, что пахло от меня табаком и касерой – Ирочка была в восторге. Оставив несчастную стирать с лица следы моей нежности, я вновь обратила свое внимание на управляющего. Бывший работорговец вздрогнул.

2010-12-13 в 09:00 

Если что-то существует, про это уже есть порно.
Я знала! Всегда знала, что беспробудное пьянство и курение всяко хрени не приведут ни к чему хорошему. Вид Рокэ Алвы, очень живописно валяющегося в обмороке на коврике вызывал у меня весьма противоречивые чувства. С одной стороны, Тенечке наверняка неудобно там лежать и она больно ударилась. С другой – эта симулянтка наверняка одним обмороком не ограничится. В умении сломать психику и порвать шаблоны окружающим Драгоценной было не отказать.
- Милая, - говорю я, - Это никанон! Не порть светлый образ соберано! Алва на коврике – это ООС!
Параллельно пришлось объяснить Хуану значение этих странных слов. Пока я отвлеклась на своего мужчину, случилось страшное Тенечке надоело валятся и она приступила к активным действиям. После «аня-ня», произнесенного вкрадчивым голосов Алвы, я вздрогнула. Все. Ей сорвало тормоза. Подавив порыв заорать «Хуан, бежим!!!» и свалить отсюда на другой континент, я мужественно приняла на себя огонь. Потому что Огонек в состоянии «зверски покалечить психику окружающим» - это зрелище не для слабонервных. Я с этим явлением была более-менее знакома. И не сказать, что это знание наполняло меня восторгом, предвкушением или хотя бы какими-нибудь положительными эмоциями. О, нет.
К Хуану я ее просто не пущу – это мой и только мой мужчина! Если уж ей хочется кого-нибудь потискать и обслюнявить, то пусть это буду я! Конечно, то, что этим занимается не хрупкая длинноволосая девушка, а красавец Рокэ Алва, изрядно рвало мне шаблоны, но я держалась.
- Конечно, дорогая, ты совершенно права, это именно аня-ня, - обреченно соглашалась я, пытаясь спасти свои ноги от перспективы быть искусанными. Господи, это будет являться мне в кошмарах – Ворон с выражением счастливого дебила на лице, облизывающий меня во все доступные части тела.
- Тенечка, - стонала я, - признаю, виновата перед тобой! Но не настолько же!!!
Уже лежа на полу, я обреченно смотрела на благоухающую сивухой и табаком рожу, приближающуюся ко мне. Нет. Нет! НЕЕЕЕЕТ!!!!!
Стоически пережив облизывание своей физиономии, я села на полу, отфыркиваясь и стирая с лица последствия выражения Тенью своей привязанности, я с возмущением увидела, что она так же на четвереньках ползет к Хуану.
Рокэ Алва. На четвереньках.
- Тееееееень!!!!!!!!!!!!!! Наташка, переночуй с тобой Дети Императора!!!! Хвааааатит!!!! – Я взвыла в голос и схватила ее за шиворот. – Отлюбить тебя подносом, у тебя совесть есть?! Ты Алва! Рокэ Алва! Хваааааатит! Прекратииииииииииии! Я так больше не могу!!! Какую херню ты курила?! Мескалин, ЛСД, транквилизаторы всех сортов и расцветок?! Да чтобы я… еще раз… Все!!! С меня хватит!!! Трезветь, трезветь и еще раз трезветь! – я озверела. И не то, чтобы у меня не было причин для радикальных мер. – Никакого бухла в течение месяца! Никакого курева и занимайся грубым анальным сексом с лошадьми!!! Как хочешь!!!
Из милого и нежного существа я трансформировалась в нечто. Способное наорать даже на нежно любимую мною Тенечку, которую я беспрекословно слушалась.
- Хуан. Я тебя умоляю. Запри ее где-нибудь на сутки с минимальным запасом еды. Может, мы перестарались с шутками и ее психика все-таки не выдержала, но я надеюсь, что она просто страдает херней и при отсутствии зрителей придет в себя.
Тяжко вздохнув, погладив Драгоценную по голове и нежно поцеловав в макушку, я извлекла ключик из недр Тенечкиных одежд и вылетела из комнаты. У меня сестры, королева и Штанцлер. Теперь еще и с Луизой придется лично все улаживать, пока эта ненормальная будет заперта. Черт. Надо не забыть распорядиться либо связать ее и засунуть в рот кляп, либо иным образом не допустить, чтобы ее вопли достигли госпожи Арамоны… ну как не вовремя ее понесло-то…

2010-12-13 в 09:15 

Безумная Тень
Люди зовут меня Нечистым. Я зову их людьми.
Вечер медленно переставал быть томным. В тот момент, когда Ириска решила, что это все от табака и алкоголя мне стало немного тоскливо. Нет, я прекрасно понимаю, что лишить меня этих благ они не способны в принципе – за время своего затворничества и в ожидании «гостей» я сделала заначки во всех комнатах, - но ей же может прийти в голову меня связать… да и с Лу поговорить мне надо.
Дождавшись, пока Ирочка с воплями покинет помещение, я прекратила дергаться и обмякла под тяжестью шкуры, в которую меня замотали, и сидящего сверху для надежности Хуана.
- Все, финита бля комедия. – Абсолютно вменяемым голосом возвестила я мужчину. – Концерт окончен, и я очень тебе советую сейчас отправиться успокаивать Кэцхен. Если ты, конечно, еще не сошел с ума.
Хуан промолчал и я подумала, о том, что возможно для его нервов это было слишком. С другой стороны – он развлекался два месяца к ряду. В общем, совесть меня не мучила от слова совсем и, ожидая пока управляющий примет решение, освобождать меня или нет, я решала главную экзистенциальную проблему этого вечера – спать или не спать до прихода Лу?
Но ни что не длиться вечно и Хуану надоело изображать из себя памятник. Нервно кося в мою сторону, он тихо выскользнул из комнаты, снова оставив меня наедине с бумажками и табаком. Надеюсь, они не забудут меня покормить. Очень надеюсь. Для их же блага. За окном медленно всходила луна, а из глубин особняка раздавались странные удары – Ириска успокаивала нервы.

2010-12-13 в 09:38 

Если что-то существует, про это уже есть порно.
- У местной зеленой фауны наступил период кормления, – мрачно заявила я Хуану, свернувшись комочком в кресле. После десяти минут планомерного швыряния в стену обуви я малость успокоилась. Нет, ну как так можно! Рокэ Алва был для меня божеством в течение 6 лет! А тут милая Тенечка так жестоко обходится с его светлым образом!
- Не понял? – он изогнул бровь, вынул меня из кресла и усадил себе на колени. Обняв его за шею, я кратко пересказала содержание очередной статьи луркомора про кормление троллей.
- Да, видимо именно этим мы с тобой и занимались, - он ласково взъерошил мне волосы. А я прижалась щекой к его плечу. В теле Окделла, явно не приспособленном для этого, было неудобно. О том, как это выглядит со стороны, я старалась не задумываться. А еще по-настоящему восхищалась этим кэналлийцем, его адаптивностью и широтой взглядов. Воистину, уникальный мужчина.
В блаженстве проведя минут тридцать, я пошла разбираться с приехавшей Луизой. Грехи мои тяжкие… И чертова способность быть компенсатором в любой ситуации – то есть дополнять и уравновешивать остальных. Тень берет на себя ответственность – я нежный цветок. Тень напивается и страдает херней – я иду разгребать наши проблемы. Ох. Ну и ладно, зато у меня есть Хуан, а она проснется завтра либо с похмельем, либо с сушняком.
Честно провозившись с пятью женщинами весь вечер, я была выжата до предела. Нет, я люблю платья. Но как-то привыкла, что при их примерке нарезают круги вокруг меня! Здесь был обратный случай – я уверяла всех, что они выглядят великолепно и копалась в кружевах и тканях, выбирая для каждой уникальную расцветку и узор. Луиза смотрела снисходительно, но тоже получала свою долю лулзов, зная, что перед остальными мне надо играть роль Ричарда Окделла.
Тень я незадолго до описываемых событий обнаружила спящей. Решив, что будить ее не стоит, ибо результат непредсказуем совершенно, я приказала оттранспортировать ее в спальню и пошла к дамам. Мир сошел с ума. Ричард Окделл решает проблемы государственного масштаба, а ужравшийся касеры Рокэ Алва в это время где-то спит. Да здравствует разнообразие, вашу мать.
Когда они угомонились, мы с Луизой расположились в уже проветренном кабинете Тени. Хуан принес нам местный аналог травяного чая – с момента попадания сюда я не пила и не особо стремилась, это Драгоценная отрывалась за двоих. Результат… очевиден.
Обговорив детали и подробности, мы потрепались на отвлеченные темы, закрепив благоприятное впечатление друг о друге. Отсутствие Тенечки я, естественно, объяснила неотложными делами. Негоже портить ей образ рассказами о том, что Великая и Ужасная утомилась от ползания по ковру и зверской дозы алкоголя.
Проводив госпожу Арамону с дочерью и пообещав завтра же поутру прислать карету и лично сопроводить всех во дворец, я направилась в спальню. Там по уже сложившейся традиции меня ждал Хуан, на этот раз с ужином и странного вида шкатулкой. Поглощая великолепно приготовленную еду, я заинтересовалась загадочным предметом.
- Кажется, - улыбнулся он, - ты хотела знать, как появились патенты для твоих сестер?
Утроившись на постели с чаем мы открыли шкатулку. Там было множество небольших записок.

«Доброго времени суток, Ваше Святейшество.
У меня для вас без сомнения радостные вести – Ее Величество пожелало видеть герцогинь Окделл своими фрейлинами.
С уважением и наилучшими пожеланиями,
герцог Р. Алва
398 г. к.С., 21 день Зимних Скал.

PS. Не пытайтесь найти шадди.»

«Вечер был добрым до того, как я получил вашу записку.
Это, конечно же, невероятно важные сведения, но я смутно представляю себе, зачем они мне.
К.С.
398 г. к.С., 21 день Зимних Скал.

PS. Не понимаю, о чем вы.»

«Доброго времени суток, Ваше Святейшество.
Конечно, затем, что мне нужны пять подписанных, но не заполненных патентов придворных дам.
С уважением и наилучшими пожеланиями,
герцог Р. Алва
398 г. к.С., 23 Зимних Скал.

PS. Ну, да, конечно, а Оллария – это детсад.»

«Здравствуйте.
Этими вопросами занимается граф Савиньяк, как капитан королевской охраны.
К.С.
398 г. к.С., 24 Зимних Скал.

PS. Вот теперь я действительно не понимаю, что вы пытаетесь сказать.»

«Доброго времени суток, Ваше Святейшество.
А вы думаете, Лионель оценит, если ему пришлю записку, отсутствующий в столице я?
С уважением и наилучшими пожеланиями,
герцог Р. Алва
398 г. к.С., 3 Зимних Ветров.

PS. И не надо. Кстати, обращаться к контрабандистам было ошибкой.»

«Здравствуйте.
И чего вы в таком случае хотите от меня? Кстати, почему именно пять?
К.С.
398 г. к.С., 4 Зимних Ветров.

PS. Так это ваша работа?»

«Доброго времени суток, Ваше Святейшество.
От вас я хочу пять патентов, вы внезапно перестали понимать талиг? Потому что девицам Окделл нужна дуэнья.
С уважением и наилучшими пожеланиями,
герцог Р. Алва
398 г. к.С., 6 Зимних Ветров.

PS. Я вас предупреждал.»

«Нет, я не перестал понимать талиг, только вас. Вы уже решили, кто это будет?
К.С.
398 г. к.С., 7 Зимних Ветров.

PS. Вы – изувер.»

«Доброго времени суток, Ваше Святейшество.
Мои соболезнования. Да, я уже определился, когда я получу патенты?
С уважением и наилучшими пожеланиями,
герцог Р. Алва.
398 г. к.С., 8 Зимних Ветров.

PS. Не отрицаю. Кстати, до приезда герцога Окделла осталось чуть больше месяца.»

«Будьте любезны назвать имена.
К.С.
398 г. к.С., 10 Зимних Ветров.

PS. Вы это к чему?»

«Доброго времени суток, Ваше Святейшество.
Луиза Арамона и ее дочь Селина.
С уважением и наилучшими пожеланиями,
герцог Р. Алва.
398 г. к.С., 15 Зимних Ветров.

PS. Вы же не хотите, чтобы Ричард занимался получением патентов самостоятельно?»

«Вы этого не сделаете!
К.С.»

«Сделаю. Осталось две недели.
Р.А.»


Сказать, что мы смеялись, читая этот роман в эпистолярном жанре, значило преуменьшить действительность. Мы ржали в голос, катаясь по кровати.
- Герцог Р. Алва. – простонала я.
- С уважением, УВАЖЕНИЕМ!!!
- Да, каждая строчка буквально пронизана уважением герцога Р. Алвы к собеседнику!
- Хммм… Ри, а почему это кардинал так против твоего непосредственного присутствия, а?
Неожиданный вопрос… О, черт! Под пристальным взглядом я изобразила сначала раскаяние, а потом дьявольский смех. Не помогло. Пришлось рассказывать о своем эпатажном появлении в кабинете Сильвестра и обещать, что я так больше не буду.

   

Самый разнузданный челлендж

главная